«Ведьмы вернулись». Госканалы продолжают разделять общество

Поделиться:

«Ведьмы вернулись». Госканалы продолжают разделять общество

Проект «Мониторинг нарративов государственного телевидения в Беларуси» реализуется Sense Analytics в партнерстве с проектом Media IQ Пресс-клуба Беларусь. Автор еженедельных докладов и их методологии – Максим Стефанович, редактор и координатор проекта – Артем Шрайбман.

Мониторинг нарративов государственного телевидения в Беларуси. Выпуск 12 (14.09.2020 – 20.09.2020)

To see the English version of the Executive summary and illustrations click here

 

НАША МЕТОДОЛОГИЯ

 

 

СТРУКТУРА ВЫПУСКОВ И ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ АНГАЖИРОВАННОСТЬ

В начале недели наметилось незначительное снижение накала информационной войны ― на ОНТ даже вернулась довыборная тематика бытовых проблем (опасный склад отходов в Пуховичах). Однако в среду Александр Лукашенко встретился с политическим активом, где выступил с программной речью и напомнил, что «средства массовой информации должны быть проводниками государственной идеологии, а журналисты — самой государственной категорией специалистов». После этого уровень конфликтогенности вернулся к обычным для поствыборного периода значениям.  Встреча с Владимиром Путиным в Сочи, выступление на собрании актива и участие в женском форуме были основными  темами в освещении графика Лукашенко.

Состав комментаторов менялся лишь персонально ― на этот раз  «интернационал» противников цветных революций и политики Запада представляли отечественные эксперты (Петровский, Гигин, Саевич, Лущ, Дермант), комментаторы из России, Украины (Куликов, Мухин, Савичев, Василец, Гаспарян, Марков, Пономарева, Михеев, Нарочницкая, Шурыгин) и других стран. «Разрушить белорусскую экономику за счет забастовок на госпредприятиях не вышло. И произошло это, в том числе, благодаря самим рабочим. Люди не поверили в картинку, которую им предлагали польские телеграмм-каналы. Такого мнения придерживается украинский эксперт Дмитрий Василец. Призывы бастовать и выходить на улицы ни к чему хорошему не привели еще ни одну страну».

Насыщенность идеологическими сюжетами оставалась в районе 85-90%.

«Чемпионом» идеологического воздействия можно назвать СТВ, это выражается, в частности, в многочисленных рубриках обличения оппонентов (комментарии Азаренка, Пустового, Муковозчика), регулярном использовании агрессивной риторики. «Международный политический истеблишмент «обабился». Заметно «обабился». Глядя на еврочиновников, создается мнение, что их выбирают по проценту слащавости. Чем он выше, тем больше шансов заполучить портфель. Ну да ладно, бог с ними. Хотя с ними ли?» «Смогли же сварганить из косноязычной домохозяйки идола. Только идолы не помогают, идолы умеют только жаждать жертв. Вот и вся сакральность экспортированной демократии на улицы нашей Беларуси. Горе тому народу, которым управляют юнцы и женщины, это сказано в Библии. Юнцы управляют вами через телеграм-каналы, а женщины – пытались через эмоции».

 

КЛЮЧЕВЫЕ ИДЕОЛОГЕМЫ

* Наведите курсор, чтобы увидеть примеры цитат

Черно-белая картина мира, транслируемая на госканалах, не претерпела существенных изменений. Основным приемом оставалось противопоставление провластных акций и выступлений оппонентов. Описание первых приобрело максимально восторженные формы, когда в Минске прошел женский форум. «Здесь царила просто потрясающая атмосфера. Зал горел от флагов, словно показывая, какие разные у нас женщины. Сильные. Смелые. Профессионалы в разных сферах. И такие красивые». «Энергетика завораживала. И как могло быть иначе, ведь в воздухе витала любовь, а не злоба и ненависть с душераздирающим криком. Зал наполняли любящие сердца людей, сильных духом».

Напротив, отрицательные оценки акций против действующей власти доходили до гротеска. «Но вместо горы Брокен сейчас каждую субботу шабаши проходят на центральных улицах Минска. Ведьмы вернулись». Сторонники власти оставались «неравнодушными к судьбе своей страны белорусами», а противники, соответственно, «небольшой частью, которая навязчиво выходит на улицу, раздражая окружающих и нарушая привычный ритм жизни». Более того, одним из основных приемов была криминализация и маргинализация образа протестующих, выбор из числа участников соответствующих иллюстративных примеров. «Известно, что так называемый идейный вдохновитель погромов судим за неуплату алиментов, неоднократно привлекался к административной ответственности, а по жизни перебивается подработками».

 Учитывая переговоры в Сочи, значимым нарративом оставалась российская поддержка и особые отношения двух стран. Госканалы не только активно интервьюировали российских экспертов, транслировали кадры совместных учений, но и выражали озабоченность вероятностью переноса протестов из Беларуси в Россию. Из этого вытекал вывод о необходимости взаимной поддержки. «Нет-нет да и возникал вопрос – как относятся в Кремле к тому, что происходит в Беларуси, к уличным демаршам, позиции наших западных соседей, Польши, Литвы? Понимают ли там, что сегодня в прицеле развал белорусской системы власти, а завтра, в случае успеха и при любом удобном поводе, целью будет уже Россия. Итог – у наших стран единое видение происходящих процессов, общая их оценка, а значит, при необходимости можно рассчитывать на взаимную поддержку». 

Напротив, антизападная риторика использовалась как один из центральных приемов переноса причин протестов с внутренних факторов на «внешнюю угрозу» и консолидации аудитории госканалов. «Белорусы сегодня решительно выражают свою позицию против вмешательства во внутренние дела нашей страны. Такое рвение в последнее время все активнее демонстрирует Польша, то и дело поддерживая самозванцев от белорусской политики».

Выпады в адрес Польши на этот раз занимали еще большее место, чему способствовала дата 17 сентября. Обсуждение исторических событий велось в рамках традиционного советского нарратива. «17 сентября 1939-го начинается освободительный поход Красной Армии на территорию Польши. К тому времени соседи уже покорены гитлеровскими войсками». «Никому из белорусов не надо ни объяснять, ни напоминать, что поляки – хорошие люди и добрые соседи. И литовцы – хорошие соседи и добрые люди. Но лето 2020 года так же очевидно показало, что руководство этих государств ведет враждебную по отношению к Республике Беларусь политику. Поэтому дети должны знать не только про Хатынь и литовские карательные батальоны, но и про подляшские деревни и палача Ромуальда Райса «Бурого».

Антипольская тема плавно переходила в атаку на телеграм-каналы, которые представлялись орудием иностранных кукловодов. «Изучением инструмента польской пропаганды заинтересовался российский ютубер Юрий Дудь. По сути, польский телеграм-канал представили российской общественности на самом популярном блюдечке с ютуб-каемочкой».

На фоне продолжающихся протестов госканалы стремились показать единство сторонников власти. Ставка делалась на стойкость «политического актива», провластный активизм, (женский форум, мотопробеги и другие акции), «уроки житейской мудрости от украинских переселенцев». «Во вторник Александр Лукашенко собрал политический актив страны — почти 300 представителей регионов, министерств, предприятий — людей стойких и, разумеется, надежных».

Акцент на стабильной работе предприятий и недопустимости забастовок обеспечивали как комментарии экспертов, так и оригинальные формы донесения официальной позиции ― на госканалах появился стихотворный ролик о негативных последствиях ухода на забастовку с собирательным образом всех рабочих «Михалычем». «Это БелАЗ, созданный, чтобы трудиться. Но будет несобранным в цехе пылится, потому что Михалыч ушел бастовать».

Одновременно доводилась мысль, что протесты идут на спад и властям удалось выстоять перед лицом «сценариев революции». «В Беларуси на неделе проходили теперь уже все менее многочисленные акции протеста. Инерции призывов польской пропаганды хватило на незатейливый женский марш в субботу». «Полигон для очередной цветной революции остывает. Аналитики и политологи раскладывают по полочкам белорусскую методичку Антимайдана и следят за тем, как страна постепенно возвращается к нормальной жизни. Мировые центры силы, кажется, наигравшись в государственный переворот, наконец, обратили внимание и на собственные проблемы».

Нельзя не отметить и риторику против политизации ― например, критику  политических заявлений религиозных деятелей. «Ну а сейчас к сфере, которая по определению вне политики, но которую пытаются втянуть в политические интриги. Религия — в последнее время приходится слышать комментарии некоторых священнослужителей, на фоне событий, происходящих в Беларуси».

На прошлой неделе мы отмечали трехуровневую структуру информационной кампании против оппонентов, этот подход продолжился в рассуждениях о семи этапах плана дестабилизации ситуации в стране. Через эту объяснительную модель госТВ интерпретировало все проявления гражданской активности последних десяти лет, включая протесты против сбора с неработающих, развитие политической блогосферы и т.д.

Ключевым приемом остается поиск любых параллелей и сходств между акциями протеста в различных странах. Это подавалось в качестве доказательства их срежиссированности. «Но и знак victory – это тоже было. Иран, «зеленая революция». Там, кстати, вообще был парад цветов, еще были сторонники белых и красных. А называлось это все «Маршем миллионов» – прям как у нас, даже обидно».

Соответственно, из всего массива политологической литературы наибольшим «успехом» на госканалах продолжали пользоваться работы Джина Шарпа, который провозглашался своего рода демиургом протеста. «Возможно, Шарп как ученый и задумывал методичку для защиты. Но она стала оружием. А Джин долго не признавал, что создал ненасильственный аналог ядерной бомбы. И с гордостью перечислял поверженные и разрушенные его изобретением страны».

 Новшеством недели стал сюжет о помощи паломникам-хасидам на границе Беларуси и Украины. Эта тема получила устойчивое освещение и подавалась в качестве примера гостеприимства белорусской стороны и, одновременно, использовалась для критики Украины. «Более тысячи паломников застряли на границе с Украиной – их не пустила в Умань из-за ситуации с коронавирусом. Беларусь была готова своими силами доставить людей в святые места, но снова вмешалась политика. И снова эти решения были прикрыты покрывалом коронавируса».

Вероятность второй волны коронавируса в контексте акций протеста была еще одним тематическим новшеством. «Сейчас тем, кто до сих пор нацелен на уже сдувшуюся революцию не до второстепенных задач типа здоровья граждан. Да и граждане расслабились. Значит ли это, что таким образом они признали правильным метод Беларуси? Раз на фоне постоянных разговоров о второй волне COVID-19 им не капли не страшно» «А ведь каждый день у нас фиксируется до 200 случаев заражения. Даже не будем намекать, какие массовые события повлияли на рост заболеваемости».

ИНДЕКС КОНФЛИКТОГЕННОСТИ

Индекс конфликтогенности - 7,5 балла

Конфликтогенность была близка к максимальным значениям, поскольку основное содержание большинства сюжетов сводилось к одностороннему обличению внутренних и внешних оппонентов, различным приемам стигматизации и дискредитации. Кроме уже упомянутых способов, в этих целях использовался советский военно-исторический нарратив. «Возможно, в нынешнем музее протестных активистов смущает именно композиция о полицаях — тех самых, которые сотрудничали с Гитлером против своего же народа». «БЧБ-флаг испачкан в гитлеровской грязи. И сейчас появление с ним в общественных местах подобно пропаганде нацизма, что недопустимо. А вешать такую символику на себя в частном порядке — это как минимум неприлично. Без штанов и то, пожалуй, лучше ходить».

ИНДЕКС РЕФОРМАТОРСКИХ ОРИЕНТАЦИЙ

Очередная неделя сопровождалась периодическими обещаниями управляемых реформ, нацеленных на активизацию возможностей политического участия при сохранении сильной власти.

«Президент анонсировал план политических преобразований. Речь о внесении изменений в Конституцию, ускорении процесса партийного строительства. Политический подъем в стране требует систематизации и этого направления, чтобы изменения диктовала не улица, а силы конструктивные – либералы или демократы, социалисты, коммунисты или консерваторы, но чтобы это были не авантюристы-дилетанты, а профессионалы»».

 

УРОВЕНЬ ПЛЮРАЛИЗМА

В ходе негативных освещений акций протеста госканалы демонстрируют отдельные фрагменты и высказывания с этих акций. Однако этот материал подбирается лишь для традиционных заключений о бесцельности и невразумительности данных выступлений. «Некоторые представительницы прекрасного пола продолжают выходить на улицы Минска и требовать. Правда, чего именно требуют женщины понять не так-то и просто. Но мы честно пытались».

 

СТЕПЕНЬ КООРДИНАЦИИ ГОС. ИНФОРМАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ

Уровень единообразия идеологических установок сохранялся на максимальных значениях, основной набор идеологических формулировок и сюжетов транслировался на всех каналах.

 

Максим Стефанович, Sense Analytics

Авторы проекта благодарят команду SATIO за помощь с иллюстрированием результатов мониторинга.

Материалы по теме

Читать далее
Чтиво
Коронапсихоз в Беларуси 2.0. Как изменилась риторика госСМИ при освещении второй COVID-19
Чтиво
Читать далее
Чтиво
Под копирку. Три гостелеканала сделали похожие сюжеты про марш протестующих
Чтиво
Читать далее
Чтиво
«В Беларуси готовился „поджог Рейхстага“». Очередные яркие цитаты госСМИ
Чтиво
Читать далее
Чтиво
«Василь Быков остался советским» Как российское ТВ описывает общее наследие Беларуси и России
Чтиво
Читать далее
Чтиво
Соловьёв и абсолютная пластичность. Проследили эволюцию взглядов на «СоловьёвLIVE»
Чтиво
Читать далее
Чтиво
Ультиматум Тихановской – ультиматум Запада. ГосТВ готовит беларусов к «последней битве»
Чтиво
Читать далее
Чтиво
«Все будете сидеть в РУВД и на камеру плакать…». Как изменилась риторика телеканала СТВ после одного совещания 
Чтиво
Читать далее
Чтиво
Зачем СТВ празднует День Победы в октябре месяце?
Чтиво
Читать далее
Чтиво
«Хотите как в Украине?» Как беларусское ТВ манипулирует аудиторией с помощью  украинских экспертов
Чтиво
Читать далее
Чтиво
ГосТВ про Позняка: от «грабли треснули по лбу» до «ветерана оппозиции»
Чтиво
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.