Радикализация информационного противостояния может обострить противостояние политическое

Поделиться:

Радикализация информационного противостояния может обострить противостояние политическое

В медийном пространстве Беларуси наблюдается поляризация динамических оценок характера протестного движения. Российские медиа- и политтехнологи, делегированные в беларусские госСМИ, акцентируют внимание на радикализации протестов. Независимые эксперты и оппозиционные политики в публикациях негосударственных СМИ опровергают подобные нарративы. 

Бакиев напоминает об уроках «цветных революций»

Отправной точкой для этой заочной дискуссии можно считать интервью бывшего президента Кыргызстана Курманбека Бакиева телеканалу «Беларусь 1». Интервью было записано 10 октября, и в этот же день отдельные его фрагменты цитировались в госСМИ, а полностью вышло в вечернем эфире 11 октября. 

Бакиев, в частности, отметил разную природу нынешних протестов в двух странах. По его словам, смена власти в Кыргызстане происходит из-за проблем в экономике, ослабленной непродуманными карантинными мерами. «В Беларуси, прежде всего, решающую роль играет внешний фактор. То есть внешним силам нужно было сменить действующую власть. Никаких экономических предпосылок, межнациональных в Беларуси для этого нет абсолютно», - подчеркнул он.

Последствия такого переворота, по мнению Бакиева, могли бы оказаться фатальными: «Если бы в Беларуси удалось сделать переворот под внешним воздействием, уверяю вас, в ближайшее время белорусы поняли бы, что произошло со страной. Разорвали бы ее на куски. Об экономике и говорить не приходится. Локти кусали бы, но поздно было бы. Слава богу, что сохранили».

Таким образом, в очередной раз констатируется, что развитие «цветной революции» в Беларуси купировано усилиями властей, при этом характер предотвращенных угроз был столь серьезен, что совершенное в отношении вовлеченных в «революцию» граждан насилие не должно казаться чрезмерной ценой. 

«Урок должен быть один — надо ценить безопасность, мир в любом государстве. И, глядя на соседей, белорусам надо делать выводы», — резюмирует Бакиев. 

Несомненно, Бакиев хорошо знаком с практиками «цветных революций». Сам он пришел к власти в марте 2005 года после «революции тюльпанов», свергнувшей президента Аскара Акаева, который был обвинен в фальсификации выборов. В июле 2009 года Бакиев переизбрался на высший пост с официальным результатом около 90% голосов, а в апреле 2010 года очередная революция лишила его президентских полномочий, вынудив бежать сначала в Казахстан, а затем в Беларусь. В 2014 году суд Кыргызстана заочно приговорил Бакиева к 25 годам лишения свободы. 

Между тем, действующий президент Кыргызстана Сооронбай Жээнбеков 15 октября выступил с обращением к народу, в котором объявил о своей отставке, чтобы вернуть согласие в обществе и обеспечить целостность страны. «Я не держусь за власть. Не хочу остаться в истории Кыргызстана как Президент, проливший кровь и стрелявший в собственных граждан. Поэтому принял решение уйти в отставку», — говорится в обращении Жээнбекова, распространенном пресс-службой президента Кыргызстана.

 

Актуален ли для Беларуси «киргизский сценарий»?

Стоит напомнить, что дискуссия об эффективности насильственных протестов в Кыргызстане уже состоялась в белорусских и российских СМИ по «горячим следам» событий 5-6 октября. Ее основные констатации и выводы: повторение киргизского сценария в Беларуси невозможно в силу предельного различия базовых условий, определяемых спецификами внутриполитических, межнациональных, социально-экономических конструктов.

Кроме того, большинство экспертов отмечали, что динамичный успех киргизских протестов и в прежние «революции», и сейчас не гарантировал позитивных демократических и экономических изменений, обеспечивая, по сути, лишь ускоренную ротацию влиятельных кланов во властных эшелонах. Поэтому любые заимствования белорусскими протестующими киргизских насильственных практик маловероятны, поскольку вряд ли приблизят их к достижению декларируемых целей, и, прежде всего, конституционному переформатированию политической системы.

Например, основатель «Сильных новостей» Петр Кузнецов считает, что белорусы сейчас не совершают никакой революции, а, оказавшись без лидеров, самостоятельно преодолевают страх перед властью, оттачивают самоорганизацию и солидарность. «То есть, формируют такое общество, которому будут по зубам любые политики и чиновники, любые задачи, и которое будет полностью готово к формированию полноценной, современной и цивилизованной демократии... В исторической перспективе это намного лучше и полезнее для нас, чем традиция «Майданов», где физической силой можно решать вопрос о власти и полномочиях, или пресловутая киргизская модель, где враждующие кланы периодически устраивают «революции», а по сути - просто разборки, друг с другом», - отмечает Кузнецов. («Солидарность», 12 октября)

 

ГосСМИ иллюстрируют протесты «картинками» из 90-х

Можно предположить, что возвращение госСМИ к теме революции в Кыргызстане с вычерчиванием параллелей между белорусскими и киргизскими событиями связано с намерением властей ускорить подавление уличных протестов за счет ужесточения силовой компоненты. Так, на момент выхода интервью с Бакиевым, в ходе рассеивания воскресных маршей 11 октября в отношении протестующих вновь широко применялись спецсредства, было задержано более 700 человек. 

Другие тиражируемые параллели — попытки протестующих вернуть страну в хаос 90-х, что проявляется в радикализации протестов. 

«Флешбеков из 90-х с каждыми выходными становится все больше. Людьми уже руководят не просто Телеграм-каналы с их поехавшими кураторами, а самая настоящая ненависть. Под раздачу попадают все, кто не с «ними». О чем говорить, если абсолютное большинство недовольных — это школьники и студенты. Камни, бутылки и биты пустили в ход против милиции. Чтобы восстановить порядок, силовики вынуждены были применить спецсредства. Город засыпает — просыпается мафия: к ночи на улицах остались те, кто решил разжечь в Минске костры революции. Протестующие стали объединяться в организованные преступные группы. С ножами и заточками… Неужели кому-то захотелось назад в бандитские 90-е?». (комментарий ОНТ, 12 октября)

«Давайте называть вещи своими именами — это не мирные шествия! Отнюдь. Протесты стали крайне радикальными. И, похоже, вышли из-под контроля. В ход идут камни, биты, железные прутья, кастеты, заточки. Теперь это обязательные атрибуты на таких вот «мирных» акциях. Неуправляемые и жестокие молодчики показали свое истинное лицо — это не что иное, как организованная преступная группа. Что может агрессии противопоставить государство, чтобы защитить мирных граждан? Только — силу, если толпа понимает исключительно язык силы». (комментарий ОНТ, 12 октября)

«Уличные хулиганы в толпе начали действовать как организованные преступные группы. Это подтвердили и в МВД. Ощущение, что на «мирные» воскресные протесты ходят и те, кто не добил друг другу морды после футбола. Теперь выплескивают агрессию на минских улицах в массы. Масс, к слову, с каждым разом все меньше, потому организаторы компенсируют это более радикальными шагами. А также беспримерной наглостью и созданием максимальных неудобств горожанам». («СБ. Беларусь сегодня», 12 октября)

 

Милиция: «Мы всего лишь пресекаем противоправные действия»

12 октября первый заместитель министра внутренних дел Геннадий Казакевич выступил с видеообращением на YouTube-канале МВД (это видео транслировалось основными гостелеканалами). Он напомнил о рисках возвращения к уличному насилию 90-х и отметил, что протесты сместились преимущественно в Минск, «стали организованными и крайне радикальными». «В этой связи сотрудники органов внутренних дел и военнослужащие внутренних войск не уйдут с улиц, и в случае необходимости будут применять спецсредства и боевое оружие», — заявил замминистра.

Последующие комментарии в госСМИ подтверждали обоснованность более жесткого реагирования на протесты «зарисовками» с минских улиц. 

«Поджоги зданий милиции и прокуратуры, горящие покрышки, привлечение сил анархистов и нацистов, блокировки дорог и угрозы мирным гражданам — это уже деятельность организованных преступных групп. У милиции на подобные выпады ответ один: сотрудники органов внутренних дел и военнослужащие внутренних войск не уйдут с улиц, и в случае необходимости будут применять спецсредства и боевое оружие». («СБ. Беларусь сегодня», 13 октября)

«Радикализация протестных настроений была ожидаема, поскольку призывы к насильственному изменению государственного строя Беларуси прозвучали еще в мае. Шли они в основном из-за рубежа. Предполагалось достижение нужной цели исключительно через акты гражданского неповиновения, массовые уличные протесты с обязательным пролитием крови… То, что сегодня происходит на минских улицах, — это уже не мирные протесты. Это политический экстремизм», — отметил в комментарии для «СБ. Беларусь сегодня» 13 октября член Постоянной комиссии по образованию, науке, культуре и социальному развитию Совета Республики Олег Дьяченко.

«Давайте называть вещи своими именами. На дороги Минска выходят преступники. Это не мирный протест, это война с собственным народом. Это четко читаемое намерение создать хаос в стране после того, как уличный протест надоел подавляющей массе самих протестующих... Остались радикалы, готовые бить, крушить, устраивать диверсии». («Беларусь 1», 13 октября)

15 октября в передаче «Ничего личного» на ОНТ начальник ГУВД Мингорисполкома Иван Кубраков подтвердил заявление первого замминистра Казакевича: «Мы действительно не уйдем с улиц, мы обеспечим охрану общественного порядка, и мы готовы к пресечению любых противоправных действий. Что касается применения спецсредств и оружия, здесь нового ничего первый замминистра не сказал. Сотрудники органов внутренних дел и до этого использовали и применяли оружие, если это необходимо для защиты законных интересов граждан, для пресечения преступлений, если другим способом, то есть уговорами, применением физической силы пресечь данное преступление невозможно. Поэтому мы готовы, у нас достаточно и специальных средств, имеется табельное оружие, которое мы готовы применить. Однако это крайняя мера. Это если уже невозможно выполнить поставленную задачу или защитить наших граждан, в том числе и сотрудников МВД, другим способом»

Генерал Иван Кубраков: в ходе протестов в Минске пострадали 45  правоохранителей, у многих переломы, сотрясения

При этом он отметил: «Негосударственные СМИ, телеграм-каналы сообщают только то, что им выгодно, пытаются представить сотрудников органов внутренних дел той силой, которая проявляет жестокость определенную и так далее… Так вот, я хочу с уверенностью сказать: все органы внутренних дел, вся минская милиция против насилия. Мы всего лишь пресекаем противоправные действия». 

Когда граждане перестанут выходить на улицы и нарушать закон, «тогда не будет ни применения физической силы, ни оснований для применения спецсредств», подчеркнул начальник минской милиции.

 

Оппозиция: призывы к насилию работают на власть

В свою очередь, представители системной оппозиции категорически отвергают возможность эволюции протестов к радикальным форматам даже на фоне явного ужесточения действий силовиков, так как это с высокой вероятностью привело бы не только к массовым жертвам, но и к существенному сокращению массовости уличных акций, чего, по их мнению, и добиваются власти.

«Галоўная сутнасьць нашай рэвалюцыі — мірны плян. Пакуль яна будзе мірная — яна будзе масавая. Як толькі яна перарасьце ў збройныя канфлікты, то 90% перастане на іх хадзіць», — отметил в интервью «Радио Свобода» 12 октября председатель Консервативно-Христианской партии БНФ Зенон Позняк.

«Пакуль людзі выходзяць, б’юць у барабаны, сьпяваюць песьні, яны кансалідуюцца. Ідзе працэс адраджэньня нацыі. Гэтымі 100-тысячнымі маршамі мы не пераможам рэжым адразу, але крок за крокам ён пачынае распадацца, панікаваць і губляе ўпэўненасьць у сваіх сілах, і міжнародная супольнасьць адварочваецца. А тыя, хто выходзіць, наадварот, набываюць упэўненасьць», — сказал он.

Аналогичное мнение высказал директор института «Палітычная сфера» Андрей Казакевич: «Радикализация, мне кажется, это плохо для протестов, так как это будет отпугивать многих людей выходить. Люди по совершенно разным причинам могут отторгать насилие, кто-то, к примеру, не готов физически вступать в какие-то столкновения. Для таких людей протесты будут терять смысл. В общем, это не самая хорошая стратегия для протестного движения. Тем более что мирный протест работает. Мы видим, что за два месяца произошли изменения, и власти ощущают себя неуверенно. Продолжение мирного протеста было бы самой правильной стратегией». («Ежедневник», 14 октября)

«Власть решила лишить общество главного преимущества в противостоянии — мирного характера протеста. Делается это для того, чтобы развязать руки силовым органам и привести к силовому решению конфликта. Именно к такому они готовы лучше всего... Для того чтобы добиться своей цели, власть будет делать следующее. Крайне жестокие действия в отношении мирных людей, постановочные провокации и подогрев радикальных настроений, и «экспертные мнения», что радикалы сейчас возьмут оружие. Количество провокаций будет увеличиваться. Им нужно показать, что это не они бьют и пытают, а якобы тут какие-то радикалы хотят все сжечь и «порезать», а они защитники. Не получится!», — пишет экс-кандидат в президенты Андрей Дмитриев. («Солидарность», 13 октября)

«Крайне важно сейчас сохранять мирный характер действий и очень внимательно следить за тем, что происходит. Все, кто сейчас целенаправленно используют насилие, работают на власть и отдаляют нас от победы», считает Дмитриев.

По мнению политического обозревателя Игоря Ильяша, заявления представителей МВД о радикализации протестов, будучи абсолютно бездоказательными, нужны для оправдания всплеска насилия со стороны самих силовиков: «Единственный способ оправдания — сказать, что более радикальными стали протестующие». А применение оружия в ситуации, когда «по сути, сотрудники органов выведены за пределы правового поля», может случиться немотивированно во время самой обычной протестной акции. В то же время, если протестующие будут отвечать насилием на насилие, действовать более радикально, защищая свою безопасность и свои права, то вероятность применения оружия силовиками вырастет, считает эксперт. («Ежедневник», 15 октября)

 

Радикализация информационного противостояния провоцирует радикализацию политическую

Таким образом, медийное отражение текущей общественно-политической реальности становится все более размытым, приобретает самые гротескные формы, поскольку оппонирующие в СМИ стороны радикально расходятся уже не только в оценках, но и в описаниях этой реальности.

Подобная радикализация информационного противостояния оказывает прямое и самое негативное воздействие на противостояние политическое, оставляя все меньше пространства для гражданского компромисса и декларируемого диалога. 

Хотя бы такого, о котором говорит член постоянной комиссии Совета Республики по образованию, науке, культуре и социальному развитию Юрий Деркач: «Радикализма быть не должно. Белорусы слишком высокую цену заплатили за мир и спокойствие в период Великой Отечественной войны… Поэтому толерантность, трудолюбие, определенная мудрость должны возобладать. В любом случае даже те люди, которые выходят на акции протеста, — это же наши белорусы. С ними надо разговаривать, отрезвлять и ни в коем случае не допустить того момента, когда общество будет расслаиваться, что будет создавать большие проблемы для экономики, социальной сферы. Мы должны сделать все, чтобы был диалог с этими людьми, и они прекратили эти акции протеста» (БелТА, 14 октября).

 

Александр Вольвачев

Материалы по теме

Читать далее
Чтиво
Коронапсихоз в Беларуси 2.0. Как изменилась риторика госСМИ при освещении второй COVID-19
Чтиво
Читать далее
Чтиво
Под копирку. Три гостелеканала сделали похожие сюжеты про марш протестующих
Чтиво
Читать далее
Чтиво
«В Беларуси готовился „поджог Рейхстага“». Очередные яркие цитаты госСМИ
Чтиво
Читать далее
Чтиво
«Василь Быков остался советским» Как российское ТВ описывает общее наследие Беларуси и России
Чтиво
Читать далее
Чтиво
Соловьёв и абсолютная пластичность. Проследили эволюцию взглядов на «СоловьёвLIVE»
Чтиво
Читать далее
Чтиво
Ультиматум Тихановской – ультиматум Запада. ГосТВ готовит беларусов к «последней битве»
Чтиво
Читать далее
Чтиво
«Все будете сидеть в РУВД и на камеру плакать…». Как изменилась риторика телеканала СТВ после одного совещания 
Чтиво
Читать далее
Чтиво
Зачем СТВ празднует День Победы в октябре месяце?
Чтиво
Читать далее
Чтиво
«Хотите как в Украине?» Как беларусское ТВ манипулирует аудиторией с помощью  украинских экспертов
Чтиво
Читать далее
Чтиво
ГосТВ про Позняка: от «грабли треснули по лбу» до «ветерана оппозиции»
Чтиво
Редакции:
Беларусь 1
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.