«Протесты малочисленны», «западные кукловоды», «враг у ворот». Трактовки в госСМИ нарративов угроз, целей и последствий протестного движения 

Поделиться:

«Протесты малочисленны», «западные кукловоды», «враг у ворот». Трактовки в госСМИ нарративов угроз, целей и последствий протестного движения 

Российские медиа- и политтехнологи, делегированные в белорусские госСМИ, систематизировали нарративы внутриполитических угроз, логически «закольцевав» манипулятивные трактовки целей и гипотетических последствий протестного движения. 

Нарративы угроз: основные констатации и выводы

Через государственные каналы информирования ежедневно транслируются следующие констатации и выводы.

Протестное движение не имеет локальной мотивационной базы и, соответственно, не является массовым.

Основание: страна от периода «разрухи 90-х» поступательно двигалась к процветанию, здесь поддерживался образцовый порядок и рост благосостояния граждан. Это закономерным образом отразилось в результатах голосования на минувших выборах, которые были озвучены Центризбиркомом. 

Вывод: оппонирование власти еще на предвыборном этапе было организовано из-за рубежа путем информационного воздействия и прямого подкупа. По первоначальным версиям в качестве «кукловодов» выступали некие деструктивные силы в России, в текущей версии – «центры координации» в США, Чехии, Польше, Литве и Украине. Ретрансляторами такого влияния выступают различные интернет-ресурсы (телеграм-каналы, сайты и блоги), а также аккредитованные в Беларуси иностранные СМИ.

Цели внешнего влияния – дестабилизация внутренней политико-экономической ситуации, расшатывание и свержение действующей власти для последующей внешнеполитической переориентации страны на Запад. 

Основание: необходимость переформатирования Беларуси в «буферную» по отношению к России территорию и одновременно – военно-политический плацдарм для последующего дестабилизирующего воздействия на РФ. Реализация таких планов сопровождается радикальным сворачиванием многопрофильных отношений с Россией, в том числе прекращением участия в Союзном государстве и ЕАЭС, а также в ОДКБ (механизмы таких действий не поясняются).

Вывод: в конечном итоге переориентация на Запад приведет Беларусь к потере самого емкого российского экспортного рынка, закрытию доступа к преференциальному нефтегазовому снабжению, и как следствие - быстрому скатыванию экономики в состояние коллапса. Ситуацию усугубит тотальная приватизация госсектора по «западным калькам», что будет сопровождаться взрывным ростом безработицы, закрытием градообразующих предприятий в малых городах, передачей наиболее ценных активов иностранным компаниям и «новой белорусской буржуазии». Именно этого и добиваются внешние координаторы протестов, будучи заинтересованными в максимальном экономическом ослаблении Беларуси, как опасного конкурента западным экономикам на мировом рынке, получении контроля над стратегическими секторами белорусской экономики (нефтепереработка, металлургия, калийная отрасль, машиностроение, химическая промышленность). 

Навязываемые извне сценарии развития внутриполитической ситуации не находят широкой общественной поддержки.

Основание: очевидность разрушительных последствий их реализации. «Марионеточный» характер формируемых оппонентами власти альтернативных структур, таких как Координационный совет и стачкомы, отсутствие реального управленческого опыта и низкая профессиональная квалификация лидеров оппозиции (прежде всего, «домохозяйки» Светланы Тихановской). Совокупностью данных факторов объясняется и срыв «внешних» планов по организации общенациональной забастовки.

Вывод: теряющее количественную подпитку и солидарную поддержку от общества протестное движение неминуемо эволюционирует от «мирных» форматов к более радикальным. В этом контексте настойчиво подчеркиваются возрастающие риски повторения в Беларуси сценария «украинского майдана» - как в плане кровопролитного противостояния в момент попытки силового захвата власти, так и последующей социально-экономической деградации. 

Вывод из этого вывода: масштаб угроз и опасность последствий оправдывают жесткость силового подавления протестов. При этом утверждается, что такие действия правоохранителей являются даже не упреждающими, а ответными. 

23 сентября БелТА опубликовало комментарий канадского политконсультанта Кеннета Фернандеса, в котором отмечается, что «тщательно спланированная серия протестов финансируется теневыми зарубежными фондами, которые вместе с определенными организациями имеют непосредственное отношение к осуществлению подобных переворотов и в других странах». Такие организации «на пути к поставленной цели - свержению действующей власти - используется множество средств для разжигания насилия», и при этом пытаются воздействовать на «общественное мнение, особенно в западных странах» через мировые СМИ.

Эксперт не конкретизирует варианты подобного воздействия для Беларуси, но в качестве примера приводит вполне конкретную «американскую пиар-компанию Hill and Knowlton, манипулятивные действия которой, в частности, заставили общественность одобрить вторжение американских войск в Ирак в 1990 году». То есть, фактически акцентирует угрозу внешней военной агрессии.

 

Нарратив военной угрозы пропаганда адресует Москве

Нарратив внешней военной угрозы, который изначально был сформулирован без участия российских политтехнологов, следует рассмотреть отдельно. О серьезности такой угрозы Александр Лукашенко заявил уже 14-15 августа в ходе совещаний с представителями силовых структур и 16 августа на митинге своих сторонников в Минске, упомянув и абстрактные танки НАТО «на низком старте» в ближайшем приграничье, и «конкретные» планы захвата Польшей гродненского региона Беларуси. 

19 августа на заседании Совета безопасности Лукашенко распорядился усилить охрану государственной границы «в целях недопущения в Беларусь из других стран боевиков, оружия, боеприпасов, денег для финансирования беспорядков».

Вероятно, на тот момент акцентирование официальным Минском внешней военной угрозы в первую очередь было обусловлено необходимостью получить гарантии силовой поддержки от Кремля в рамках исполнения формальных союзнических обязательств. И руководство РФ такие гарантии, как известно, оперативно предоставило, сформировав соответствующий «резерв» из полицейских подразделений. 

Однако тезисы о внешней военной угрозе Лукашенко повторил и в ходе встречи с президентом РФ Владимиром Путиным в Сочи 14 сентября, предложив в качестве одной из ответных мер сделать более плотным график совместных военных учений на западных границах Союзного государства. 

17 сентября на женском форуме в Минске Лукашенко вновь заявил об усилении военной угрозы с западного направления: «Мы понимаем, что в их арсенале осталось совсем немного приемов, прежде чем развязать горячую войну. Поэтому мы вынуждены отвести войска с улиц, как я уже говорил, пол-армии поставить под ружье и закрыть государственную границу с Запада, прежде всего с Литвой и Польшей. Мы вынуждены усилить государственную границу, к величайшему сожалению, с нашей братской Украиной». И обратился к народам Литвы, Польши и Украины: «Остановите своих безумных политиков, не дайте развязаться войне!».

На этот раз поддержка Москвы оказалась более осязаемой – во втором этапе совместного белорусско-российского учения «Славянское братство – 2020», проходившего с 22 по 25 сентября, участвовали подразделения сил специальных операций и воздушно-десантных войск РФ. В рамках учений отрабатывались задачи по защите границ Союзного государства, в том числе в воздушном пространстве (с участием российских бомбардировщиков Ту-160), а также уничтожению диверсионно-разведывательных групп и незаконных вооруженных формирований условного противника (БелТА, 23 сентября).

Вероятно, алармистская риторика и последующая военная активность союзников обусловлены не столько реальными опасениями вторжения со стороны Литвы и Польши, сколько масштабом и затяжным характером протестных акций в Беларуси. В этом контексте сохранение полной лояльности белорусских военных может быть поставлено под сомнение. Как один из выходов для купирования ситуации – постоянное присутствие (или обозначение такого присутствия) армейских подразделений РФ на территории Беларуси.

Подобное предположение еще 16 сентября в эфире «Радио Свобода» высказал российский военный эксперт Павел Фельгенгауэр. Он, в частности, отметил, что российские военные могут находиться в Беларуси в режиме «перманентных учений» (такой режим, по его словам, практикует армейский контингент США в странах Балтии и Польше), а по сути – дислоцироваться на постоянной основе в формате ротации отдельных подразделений. Эксперт допустил, что в этом случае российские военнослужащие при необходимости смогут обеспечить охрану важнейших государственных объектов, а, кроме того, самим фактом своего присутствия обеспечат баланс безопасности, удерживая ситуацию от эскалации. 

 

Преуменьшение масштаба протестов может иметь экономическое значение

Не все нарративы угроз, транслируемые госСМИ, являются гипотетическими или вымышленными. Например, вполне очевидны признаки дестабилизации экономики. Однако в рамках реализуемой пропагандистской схемы происходит явная подмена понятий в определении причинно-следственных связей. Хронические проблемы белорусской «экономической модели» (неэффективный промышленный и аграрный госсектор, зависимость преимущественно топливно-сырьевого экспорта от внешней конъюнктуры) замалчиваются. А реальное негативное воздействие на макроэкономическую ситуацию текущего внутриполитического кризиса преломляется в фокусе «внешнего» давления и организованных акций саботажа, чем, например, объясняется возросший спрос на валюту и изъятие рублевых вкладов из банков. 

Так, 23 сентября директор Института стратегических исследований и прогнозов Российского университета дружбы народов Дмитрий Егорченков прокомментировал для агентства БелТА «призывы белорусских оппозиционеров скупать валюту, не платить налоги и за услуги ЖКХ, не покупать отечественные товары». «Гражданам Беларуси предлагают самоубиться ради внешней идеи. Мол, давайте убьемся за то, чтобы идеалы свободы воссияли над всей Европой. Но никто при этом не говорит: а что будет с Беларусью? Что будет с рабочими местами, с экономикой? Куда поедут работать белорусы, если они обрушат свою собственную экономику?», - отметил Егорченков, напомнив «исторический пример, очень трагический, когда точно на такие же провокации поддалось население Советского Союза, и де-факто страна самоуничтожилась». 

Кроме того, стоит отметить, что публичное преуменьшение масштабов и акцентирование «внешней природы» протестных акций, помимо демотивирующего посыла гражданам, может иметь вполне практическое экономическое значение. Например, для выполнения нормативных процедур при оформлении российских межгосударственных кредитов. Как известно, Россия пообещала выделить Беларуси два таких кредита по 500 млн долларов в эквиваленте в 2020-2021 гг. Между тем, в утвержденных правительством РФ правилах предоставления государственных кредитов другим странам одним из критериев для отказа в доступе к госзаймам значится состояние военных конфликтов или социально-политического кризиса на территории страны – потенциального заемщика (Официальный портал правовой информации РФ, 24 сентября).

В целом же описанная схема трактовок целей и гипотетических последствий протестного движения, несмотря на явные признаки систематизированной пропаганды (подмена фактов комментариями и оценками без соблюдения баланса мнений, широкое использование фактоидов без указания источников и фактологической детализации), отличается совершенно не явным пропагандистским воздействием применительно к выбору целевой аудитории. Так как нацелена не столько на демобилизацию оппонентов, сколько на удержание и повышение мобилизационной готовности лояльной части аудитории и в первую очередь – госслужащих, включая сотрудников силовых ведомств. 

Александр Вольвачёв специально для Media IQ

Материалы по теме

Читать далее
Чтиво
Российские радикалы о Беларуси в год протестов: диктатура как меньшее зло
Чтиво
Читать далее
Чтиво
«Беларусь – страна, в которой хочется жить». Обзор авторских рубрик на «Беларусь 1» и ОНТ
Чтиво
Читать далее
Чтиво
Российские СМИ о конституционной реформе в Беларуси
Чтиво
Читать далее
Чтиво
«Кому хуже сделали, надо подумать». ГосСМИ о санкциях, мигрантах и выходе из «Восточного партнёрства»
Чтиво
Читать далее
Чтиво
Почему Светлана Тихановская не является лидером оппозиции
Чтиво
Читать далее
Чтиво
Кремль делает акцент: только благодаря России Беларусь может выстоять под западными санкциями
Чтиво
Читать далее
Чтиво
Главными темами на госТВ стали «базар», «террор», встреча Лукашенко и Путина и конфликт с ЕС
Чтиво
Читать далее
Чтиво
«Это авгиевы конюшни, которые оставила здесь старая западная кобыла». 10 авторских рубрик на СТВ
Чтиво
Читать далее
Чтиво
«Вход туда возможен только через «заднюю» дверь». Как «Беларусь 1» освещал беспорядки в Грузии из-за ЛГБТ-парада
Чтиво
Читать далее
Чтиво
«Польский след беларусских протестов». ГосСМИ комментируют слитую переписку первых лиц Польши
Чтиво
Редакции:
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.