Пропаганда обречена? Беседа с Александром Морозовым

Поделиться:

Пропаганда обречена? Беседа с Александром Морозовым

Как только не называют ситуацию в Беларуси сегодня: Северная Корея, 1937 год, иллюстрация к роману Оруэлла «1984»… . А как она выглядит со стороны? И осталось ли у нас право на свободу слова, на выражение собственного мнения, отличного от дозволенного беларусским режимом? Говорим об этом с российским политологом, журналистом Александром Морозовым.

–  В Беларуси практически не осталось независимых СМИ. Одни закрыты, выдавлены из страны, другие — сами уехали. Часть — признаны экстремистскими, поэтому даже читать их  опасно. На что рассчитывал режим? В XXI веке невозможно прекратить этот поток информации. Или возможно?

 –  Я думаю, что, во-первых, мы наблюдаем что-то вроде масштабного социального эксперимента. На территории Европы в последний раз нечто подобное в отношении журналистов и медиа происходило в 1968 году в Чехословакии. И неслучайно в Чехии, где я сейчас работаю и живу, особое отношение к беларусам и к беларусской ситуации. Потому что там хорошо помнят, каким образом происходила после советского вторжения  трансформация общества, чтобы заставить одних — замолчать, других — уехать, третьих — начать занимать какую-то достаточно двусмысленную позицию, но, тем не менее, пытаться ее строить в условиях, так сказать, создавшейся ситуации. И спустя полвека мы снова это видим в Беларуси. Но обращение к 1968 году даже обнадёживает, потому что ничего из этого не получилось. Да, можно заставить людей под необоримыми обстоятельствами начать вырабатывать какие-то  сложные двусмысленные позиции, пытаться заговорить другим языком. Я сейчас говорю про журналистов, про медиа и про публичных деятелей. И можно даже вынудить людей, как это было в Чехословакии, подписать какой-то коллективный документ. Там сначала была подписана Хартия в поддержку реформ и перемен, а затем, когда всё было разгромлено, власти потребовали, чтобы большая группа интеллектуалов и общественных деятелей подписала так называемую «петицию нормализации». И они подписали, но потом никто из них не снискал славы, а многие позже раскаялись. Такая политика замораживания ни к чему в результате не привела, потому что как только возникла возможность, общество немедленно освободилось от этого мертвящего груза  «нормализации».

 – Но для этого понадобилось два десятка лет.

 –  Да, прошло немало. Но историческая победа осталась на стороне всё-таки человека и его представлений о свободе.

 –  Но мы в нынешней ситуации, беларусской. Когда тебя могут наказать даже за комментарий в интернете.

 –  Это как раз тоже часть тоталитарного экспериментирования. Понятно, на что это рассчитано  –  на то, чтобы уничтожить аудиторию свободной журналистики, медиа. И, наверное, результат будет. Можно легко предсказать, что значительная часть аудитории предпочтёт не лайкать. Такая же ситуация и в России. Я блогер, и у меня достаточное количество подписчиков в течение многих,  может быть, пятнадцати лет. И я вижу, как люди перестают лайкать, потому что они понимают, что мы сегодня лайкнем, но завтра ситуация будет ещё хуже даже в России.

Но хотя люди и перестают лайкать, на самом деле они всё равно продолжают контент потреблять. Ведь всё равно существует то же сарафанное радио. На этом покоятся социальные сети. Поэтому когда мы говорим о влиянии кремлёвского телевидения или беларусского официального телевидения на людей, то можно услышать, что эти каналы никто не смотрит, поэтому пропаганда не действует. И это не совсем так, потому что люди, может быть, и не смотрят официальное телевидение, но в разговоры их содержание всё равно переходит. И точно так же со свободными медиа. Даже если их подавить, люди всё равно слышат. Кто-то говорит, один прочёл — и десять человек знают. Поэтому, на мой взгляд, эта кампания по борьбе с аудиторией бесперспективна в каком-то смысле. Она не приведёт к тому результату, на который рассчитывают силовые структуры.

Скриншот видео youtube-канала Media IQ

Скриншот видео youtube-канала Media IQ

Что это такое?

 –  Думаю, это своего рода антропологический эксперимент. Мы читали в книгах о возможной  антропологической катастрофе. Не социальный, не политический кризис, а именно антропологический, когда политика и политические действия диктаторов стремятся сформировать мир человека. До какой степени можно довести человека, обрезав ему  эмпатию полностью? Они ведь обращаются не к политическим врагам, они же видят перед собой обычного человека. Ведь никакой политической оппозиции на территории Беларуси уже нет, она уже вся вытеснена или  посажена. Значит, вычищаются обычные люди. Это стремление обрезать реакции простого человека, обычного гражданина. Это, конечно, эксперимент на людях. И это чудовищно. ведь  такого рода экспериментирование над человеком попирает сами основания человеческого существования и веру человека (если они верят в Бога). Я часто думаю о том, что очень слабо, например, в русской православной церкви реагируют на подобное. Ведь человек всё-таки создан «по образу и подобию Божьему», и если это верно, то люди, обладая полномочиями, властью, не могут действовать так или говорить так, не попирая сами богословские основания человека в мире. История знает примеры, когда человека можно было довести до скотского состояния. И нам остаётся просто настаивать на другом понимании человеческой природы. И стремиться его выразить теми средствами, которые у нас есть.

–  При этом, когда пропаганда начинает говорить не о врагах, а о своих сторонниках, оказывается, что никакой стройной идеологической конструкции у неё нет. Всё, что мы слышим, это какой-то такой нафталин ещё из моего советского детства. Они просто не в состоянии предложить ничего позитивного.

–  Да, конечно, это чувствуется. Чувствуется, что Лукашенко и тот аппарат, который у него есть, не могут выработать никакой такой убедительной картины будущего, чтобы обосновать свою социальную модель. Не получается.

Хорошо видно, что ни сейчас, ни в феврале, когда будет референдум по доверию к Лукашенко, ни позже — после того, как будет сформирована конституционная конструкция, всё равно не получится убедительной картины. Почему не получится? Потому что мы хорошо чувствуем существенный момент. Когда-то — 10-20 лет назад, может, 7 лет назад — Лукашенко мог конвертировать своё положение в беларусском обществе в представление о том, что он действительно Ататюрк, то есть создатель нации. Но после того, что произошло в 2020 году, на каких бы основаниях люди в Беларуси ни подписывались быть лояльными, он уже не может быть таким Ататюрком. Можно сказать, что одним ударом топора обрубил себе ноги этим 2020-м годом. И он стоит в положении, так сказать, без ног, попросту говоря. Если, к сожалению, даже у Владимира Путина сохраняется какая-то возможность переформулировать себя для российского общества, где у него есть какая-то поддержка, то у Лукашенко в Беларуси её нет. Он потерял возможность претендовать на это и никогда её не восстановит. Именно поэтому можно смотреть спокойно в историческое будущее. Да, сейчас, конечно, страшный период, это мрачный период  «нормализации» так называемой. Но перспективы у Лукашенко нет.

Скриншот видео youtube-канала Media IQ

Материалы по теме

Читать далее
Чтиво
Беларусы – народность? Мнения провластного эксперта и историков
Чтиво
Читать далее
Чтиво
Десант волшебников. ГосТВ месяц показывали, как силовики и чиновники участвуют в акции «Наши дети»
Чтиво
Читать далее
Чтиво
Запад был «изумлён скоростью развертывания миротворческой миссии». Российские СМИ о планах и перспективах ОДКБ
Чтиво
Читать далее
Чтиво
Гостелеканалы праздновали победу в Казахстане и поддерживали Россию
Чтиво
Читать далее
Чтиво
Идет война за смыслы и время. Малишевская о роли СМИ и личной ответственности
Чтиво
Читать далее
Чтиво
«Управлявший вручную»: Сталин в госпропаганде
Чтиво
Читать далее
Чтиво
«Информационный спонсор террористов — структура под названием N*xta»Информационная повестка Казахстана и вокруг Казахстана
Чтиво
Читать далее
Чтиво
Следователи — в деревне, комментарий — у дворника, диалоговые площадки — в детсадах. На что идёт пропаганда, готовя народ к референдуму
Чтиво
Читать далее
Чтиво
«Олдскул-счастливчики смотрели новости, потом пересказывали в смс». Как Казахстан выживал в информационной блокаде
Чтиво
Читать далее
Чтиво
«Решение ввести миротворческий контингент — веха в развитии всего постсоветского пространства»Основные нарративы российских СМИ о событиях в Казахстане
Чтиво
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.