«Мамкины „змагары“» против «гражданской позиции взрослого человека». Отчёт по манипуляциям за сентябрь

Поделиться:

«Мамкины „змагары“» против «гражданской позиции взрослого человека». Отчёт по манипуляциям за сентябрь

Результаты мониторинга Media IQ пропаганды, дезинформации и манипуляций в государственных беларусских медиа по двум темам: массовых протестов и беларусско-российских отношений.

Мы проанализировали 1270 информационных материалов государственных СМИ. Из них 999 касались темы протестов и 330 — беларусско-российских отношений (один материал мог относиться сразу к двум темам).

Для мониторинга были выбраны следующие медиа: «Беларусь 1», ОНТ, СТВ, «СБ. Беларусь сегодня». С августа Media IQ не мониторит негосударственные медиа на пропаганду.

Под нарративом понимается содержащийся в новости посыл. Нарратив может повторяться в нескольких новостях, поэтому сформулирован кратко и обобщённо. В одной новости может быть несколько разных нарративов. Для одной новости каждый нарратив считается один раз.

Под субнарративами понимаются второстепенные нарративы, использованные для усиления главного посыла. Для одной публикации нарратив считается один раз. При этом один нарратив в публикации может содержать несколько субнарративов.

 

Дискредитация протеста на фоне мобилизации сторонников власти

В сентябре в Беларуси продолжились массовые протесты против фальсификации выборов, насилия по отношению к демонстрантам и за освобождение политзаключенных. В августе в отчёт по манипуляциям вошли только публикации, касающиеся темы выборов, и их всего было 356. В сентябре фокус был расширен, поэтому и количество материалов выросло: проанализированы 999 информационных публикаций. Из них 235 содержали манипуляции (23,5%).

Нарративы манипуляций госСМИ можно условно разделить на три типа: негативные, позитивные и призывающие. Негативные связаны с дискредитацией субъектов протеста и протеста как деятельности, опровержением массовости протестного движения. Позитивные восхваляли Лукашенко, его сторонников и государство. Призывающие мобилизировали сторонников власти, но когда речь шла о протесте, продвигали деполитизацию спорта, религии, искусства и Дня знаний.

 

Негативные нарративы

Негативные нарративы по частоте в разы преобладали над позитивными. Как и в августе, это реакция на массовость протестов и их активное освещение в негосударственных медиа.

Наиболее частый нарратив «Дискредитация оппонентов» относился к разным акторам протеста.

Наиболее популярным объектом манипуляций были протестующие, особенно выходящие на уличные акции. Для этого применялась комбинация приёмов. Сначала госСМИ выбирали частные случаи, вызывавшие негативное отношение аудитории, игнорируя позитивные качества протестующих — это селекция и смещение акцента. Например, протестующих обвиняли в применении насилия (в 16 публикациях), при том что насилие с их стороны не было массовым. Насилию же силовиков внимания не уделялось (то есть акцент смещался на протестующих). Также героям сюжетов давали негативные манипулятивные оценки, в том числе: агрессивные (16 упоминаний), пьяные (6), устраивающие травлю неугодных (12), несознательные и поэтому ведущиеся на манипуляции «кукловодов» (19). В итоге частные случаи подавались как характерные — это обобщение. В то же время госмедиа опровергали мирный характер протеста (в пяти публикациях в составе нарратива «Дискредитация протеста»). Все эти приёмы и два субнарратива «Протестующие применяют насилие» и «Протест не мирный» продвигали скрытую повестку, которая дискредитировала одно из главных требований протестующих — прекращение насилия со стороны силовиков.

ГосСМИ также смещали акцент на то, что, участвуя в несанкционированных акциях, протестующие якобы нарушали закон (12 упоминаний), не поясняя при этом специфику беларусского законодательства.

В сентябре к протестам присоединились приехавшие в Минск студенты. ГосСМИ ответили на это эйджизмом, апеллируя к возрасту: если человек молодой — значит эмоциональный, неопытный, не знающий жизни, не имеющий своего ума. «В силу возраста они из тех, кто всегда за любой “кипиш”, — на «Беларусь 1» сместили акцент на возраст как причину участия, навесив ярлык и применив стереотип. — Правда, броуновское движение на улице (порой вопреки здравому смыслу и безопасности) так себе активности». Если обращали внимание на возраст протестующих, то это чаще именно молодой возраст, их называли «малолетками», «юнцами», «мамкиными “змагарами”».

На протестную деятельность в целом вешали ярлык инфантилизма. Например, с помощью манипулятивной семантики: неуплату коммуналки и бойкот беларусских товаров  охарактеризовали на ОНТ поговоркой «назло мамке отморожу себе уши». В то же время поддержка власти — «гражданская позиция от взрослого человека, который трезво смотрит на мир».

В продолжение темы возраста и несознательности — дискредитационный субнарратив о том, что протестующие «втягивали в политические игры» детей (21 упоминание). «В подобное распространение бчб-символики все чаще вовлекают и совсем еще детей, сызмальства калеча юные души», — манипуляционные оценки и семантика в «СБ. Беларусь сегодня». «Женщина пришла на митинг явно под градусом, да еще с малолетним ребенком», — домыслы на ОНТ. Такое упоминание детей — апелляция к эмоциям аудитории. В то же время госСМИ не критиковали, например, Лукашенко, когда он поставил рядом с собой и держал за плечи девочку на встрече с противниками аккумуляторного завода в Бресте в июне. Или многолетнее вовлечение отцом в политическую деятельность несовершеннолетнего Николая Лукашенко (например, за вооружение его во время протестов у Дворца независимости). То есть «втягивание детей» для «своих» — это норма, а для «врагов» — кощунство. Этот манипуляционный приём (контраст) сочетался с избирательной подачей информации (селекция).

Среди лидеров протеста и политиков чаще всего дискредитировали Светлану Тихановскую (12 раз). Она «лишала беларусов мирной жизни», «за страну свою и за людей переживала меньше всего», «домохозяйка, которая сегодня сидит за границей»,  «больше говорит на английском, нежели на своем родном». Самым частым приёмом стало высмеивание.

Протестные телеграм-каналы характеризовались как «польские». Ярлык «польский» рисует для аудитории образ иностранного агента. Так смещается акцент и происходит подмена понятий: вместо беларусского канала, работающего из Польши, получается польский канал. Это работает на нарратив об иностранном вмешательстве во внутренние дела в Беларуси и утверждение, что Польша стала основным оператором «цветной революции» в Беларуси.

Негосударственные СМИ оценивались как не независимые, антигосударственные, обманывающие, затравливающие людей и хайпующие — создавая контраст государственным, где работают «настоящие журналисты», которые «на передовой информационного противостояния подвергаются травле».

Второй по популярности нарратив — «На Беларусь негативно влияют извне». Госмедиа обвиняли во вмешательстве во внутренние дела Беларуси западные страны, Украину, ЕС и НАТО, порой (в девяти публикациях) сравнивая несравниваемое и смещая акцент на то, что «недоброжелателям» стоит сначала разобраться со своими внутренними проблемами. Чаще всего (в пяти публикациях) такие выпады адресовались Франции: «Президент демократичной Франции высказывает свое восхищение невероятными белорусскими протестующими. <...> Только какой тогда логике подчиняется их реакция на, с позволения сказать, прогулки “желтых жилетов” в окрестностях Елисейских полей?» В Беларуси не было массовых беспорядков, но применялось полицейское насилие — а во Франции были массовые беспорядки и применялось насилие. То есть в одном случае правоохранительные органы выходили за рамки поддержания порядка, а в другом — действовали в рамках этого мандата.

Применялась и конспирология. Госмедиа бездоказательно обвиняли во вмешательстве некие внешние силы. «События в Беларуси развиваются не из-за Беларуси вовсе, и даже не из-за Лукашенко, — говорили на ОНТ. — Это разборки сильнейших игроков, и наша страна втянута в эту шахматную партию. <...> Если бы не гроссмейстеры — ну кто без поддержки мог бы революционировать? <...> Основная цель — Россия и её выборы в Госдуму».

«Наша страна для Москвы — единственное окно в Европу, — замечали на СТВ. — Вокруг уже удавка из переформатированных Западом стран. Известный проект так и называется —  Анаконда».

При этом «борьба за свободу — это ширма, официальная легенда информационной спецоперации».

Кто же влияет на Беларусь? «Политика — штука тонкая, кто управляет — не всегда можно сказать прямо. <...> Если вам кажется, что вами никто не манипулирует —  поздравляем, вы в руках профессионалов», — отметили на ОНТ, рассказывая о западных «кукловодах». В других сюжетах госТВ их называли «инвесторами революций», «архитекторами бульба-майдана», теми, «кто пытается воспользоваться ситуацией, чтобы вмешаться во внутренние дела Беларуси». «Беларусь 1» оказался конкретнее и упомянул Сороса: «В Раде сегодня прошла акция в поддержку белорусских альтернативных сил. Примечательно, что поддержали ее члены партий, которые зачастую связывают с Джорджем Соросом — международным трейдером, которому приписывают попытки влиять на политику многих стран».

В противовес негативному влиянию Запада госмедиа рассказывали о том, как Россия поддерживала беларусское государство (подробнее в разделе о беларусско-российских отношениях).

Третий по популярности нарратив «Дискредитация протеста» связан с негативными оценками уже не людей или стран, а протеста как такового.

Самой частой формой протеста, упомянутой в субнарративе «Протест вредит стране», стали забастовки на предприятиях (упоминались в 13 публикациях). Как характерный приём для этого применялись, во-первых, домыслы, что на забастовки подначивают из-за рубежа конкуренты беларусских предприятий: «Когда только два предприятия-гиганта — Беларуськалий и БелАЗ — держат треть мирового рынка в своих сегментах, перспектива остановки производства  выгодна для многих игроков», — объясняли на «Беларусь 1». Во-вторых, смещение акцента с причин забастовки (протест против фальсификации выборов и насилия силовиков) на её якобы вред для государства и самих работников: «Строительство кольцевой дороги даст задел на многие десятилетия, к тому же речь о работе для тысяч человек, — говорили на СТВ. — Поэтому нельзя допустить приостановления работ». Дискредитация забастовок подкреплялась замалчиванием: рассказывалось, что их нет и рабочие их не поддерживают (упоминалось в семи новостных сюжетах). При этом, госмедиа запутывали аудиторию: получается, забастовок нет и для них нет предпосылок — но в то же время их нельзя допустить.

 

Позитивные и призывающие нарративы

«Народ поддерживает Лукашенко и его политику, он легитимен» стал самым популярным позитивным нарративом госСМИ. Событийно нарратив был связан, во-первых, с акциями в поддержку власти. Характерный приём — желаемое вместо действительного. Например, шествия с госфлагом на СТВ назвали одной из «встреч белорусов разных возрастов и профессий», которые «стали уже традицией», хотя подобные акции появились лишь после выборов как ответ на массовые протесты. «СБ. Беларусь сегодня»: «беларусы едины», что «в очередной раз подтвердил велопробег», хотя наличие протестного движения в стране говорит о том, что беларусы не едины в поддержке власти.

Во-вторых, нарратив связан с инаугурацией Лукашенко, которая прошла 23 сентября. Инаугурацию некоторые СМИ и эксперты называли тайной, так как она прошла без предупреждения, без приглашения послов и без прямой трансляции. ГосСМИ опровергали тайность: «Многокилометровый путь по городу в сопровождении почетного эскорта мотоциклистов, совершенно очевидно, мало был похож на некую “тайную церемонию”, как это пытались преподнести оппоненты власти», — это смещение акцента и манипулятивная оценка. Также указывали, что инаугурацию Лукашенко поддерживает «большинство белорусов, которые сделали свой выбор», селективно не приводя мнение протестующих против фальсификации выборов.

Следующими по популярности стали нарративы манипуляций «Беларусская система работает хорошо, реформы не нужны» и «Мы должны спасти страну, не дать разрушить систему», которые связаны и часто встречались вместе.

В первом случае речь шла о преимуществах беларусской социальной модели: о «стабильности и благополучии», об успехах науки благодаря государству (в отличие от 90-х), об уважении людей труда, о военных, которые у границ «держат ситуацию под полным контролем», об успехах экономики («неплохо получается», «достигли уникальных цифр») и «имидже беларусских пахарей» — всё это протестующие хотели «подорвать».

Во втором случае аудиторию настраивали сохранить всё это, «мирную, независимую и спокойную страну». Например, СТВ о женском форуме: «Это женщины разных профессий и поколений, но сейчас их объединяет общая цель — защитить от нападок и давления своих детей и свою страну». В манипуляциях часто упоминались слова «спокойствие» (в семи публикациях), «мир» (в шести) и «стабильность» (в четырёх). Так госСМИ создавали ложную дилемму: или Лукашенко — или война и нестабильность.

Призывы были чаще завуалированными и озвучивались псевдоэкспертами или героями сюжетов. Позицию героев иногда манипулятивно комментировал журналист, домысливая за них: «Мира и безопасности хотят белорусы, которые 3 сентября собирались на митинге в Минске. <...> Они точно знают, чего хотят, в какой стране им комфортно жить и какой государственной символике место на белорусских флагштоках. <...> Особенно глубоко жители переживают раскол в обществе и то, что с их выбором большинства отдельные категории граждан никак не хотят считаться. А значит, о своем мнении надо заявлять громко».

«Прокуроров как-то особо не видно, — замечают на «Беларусь 1». — А ведь твердая и принципиальная позиция синих мундиров в нынешнее время стала бы мощной поддержкой для страны». Это манипулятивное оценочное высказывание содержит скрытый призыв к госаппарату больше сплотиться вокруг власти.

Были и призывы не против протестующих, а за развитие системы. «Необходимо продолжить созидание, движение вперед через разумные перемены и реформы, о которых мы говорим», — писала «СБ. Беларусь сегодня». «Пора усилить идеологический блок, конструктивно подойти к партийному строительству. И главное — вести диалог с людьми», — прозвучало на СТВ. Но в новостных материалах не должно быть призывов автора или корреспондента: они влияют на восприятие информации аудиторией.

Как и во все предыдущие месяцы мониторинга, в топе нарративов держалось восхваление Лукашенко, чаще всего строившееся на апелляции к личности: «Лукашенко — не Янукович и из страны не побежит, — предложили догадки вместо фактов на СТВ. — Лукашенко не Янукович – миллиардов не сколотил. Проект всей его жизни — Беларусь — та, которая есть. Ту, которую можно потерять. Поэтому чисто по-человечески обидно». Ведущий пытался вызвать сочувствие к главе государства, как будто Беларусь является его творением и собственностью, которую он может потерять. Сочувствие пытались вызвать и на ОНТ при рассуждении о том, что нужно просто довериться главе государства: «Те, кто не за Лукашенко, — допустите вероятность того, что он, как и с коронавирусом, оказался прав. Но чтобы это доказать, пришлось принять агрессию, предательства, оскорбления и недоверие части своего народа». Ведущий также выдал желаемое за действительное: неясно, на чём основывается утверждение, что Лукашенко оказался прав. Неясно также, в чём заключается «предательство» и кто именно «предал» Лукашенко. Слово «предать» означает изменнически выдать кого-либо, что-то сдать или нарушить верность, и это слово имеет негативную коннотацию. Из контекста следует, что речь о неодобрении политики Лукашенко и протестах. Навесив на несогласие ярлык «предательства», ведущий тем самым подменил понятия.

 

Выводы

— Госпропаганда продолжила делать ставку на дискредитацию оппонентов, особенно протестующих на улицах. Из персон чаще дискредитировали Тихановскую.

— Негативные месседжи в сторону протеста преобладали над восхвалением власти.

— Госмедиа мобилизовывали сторонников Лукашенко и оправдывали способ проведения инаугурации, доказывая его легитимность.

— Важнейшим фактором кризиса подавалось внешнее влияние, особенно Польши и в целом Запада. Россия окончательно покинула список недоброжелателей, её подавали как поддерживающую беларусское государство сторону.

 

 

«Можно не соглашаться в мелочах, но в трудную минуту протянуть руку». Манипуляции о беларусско-российских отношениях

В сентябре на фоне массовых протестов в Беларуси прошли встречи беларусского и российского руководства:

• 2 сентября главы МИДов встретились в Москве;

• 3 сентября в Минске Александр Лукашенко встретился с главой правительства РФ Михаилом Мишустиным, которому рассказал про якобы перехваченные переговоры Варшавы и Берлина о сфальсифицированном отравлении Навального;

• 14 сентября в Сочи Лукашенко встретился с президентом РФ Владимиром Путиным;

• 25 сентября в Минске Лукашенко встретился с губернаторами Ленинградской и Иркутской областей.

 

Вот какие ещё события касались отношений между странами в сентябре:

• 8 сентября в Минске Лукашенко дал интервью российским СМИ;

• с 14 по 25 сентября прошли беларусско-российские военные учения «Славянское братство»;

• 17 сентября «Левада-центр» опубликовал данные опроса, согласно которому россияне стали лучше относиться к Беларуси по сравнению с маем 2019 года;

• 28-29 сентября в режиме видеоконференции прошёл Форум регионов.

 

Из 330 информационных публикаций, касающихся темы беларусско-российских отношений, 31 содержала манипуляции (9%). Из публикаций с манипуляциями 22 относились также к теме протестов. При этом в публикациях, касающихся обеих тем (60), манипуляции встречались чаще, чем в касавшихся только беларусско-российских отношений (270).

Вот как распределились нарративы манипуляций.

Два самых популярных нарратива связаны между собой. Рассказывая о протестах в Беларуси, госСМИ указывали на негативное влияние коллективного Запада (в порядке убывания упоминались: Польша, США, ЕС, НАТО, Литва и Латвия, Германия). Примечательно, что если в августе в числе «плохо влияющих» на Беларусь встречалась и Россия, то в сентябре отношение к России было или нейтральным, или позитивным. В то же время госмедиа отмечали, что Запад и созданные им протесты представляют общую угрозу для Беларуси и России.

Характерный сюжет СТВ о встрече Лукашенко и Путина в Сочи: «Еще один месседж в адрес недоброжелателей. Россия действительно очень поддержала белорусское государство в кризисный постэлекторальный период. В отличие от других соседей, которые недвусмысленно высказывались <...> в отношении официального Минска, Россия предпочла не вмешиваться, действуя по принципу “Не навреди”, и, напротив, помогала». Здесь хвалят РФ на контрасте, а также смещается акцент: называя поддержавшие беларусских протестующих страны «недоброжелателями», журналист солидаризируется с одной стороной конфликта — государственным аппаратом, игнорируя протестующих.

Сюжет продолжается конспирологией и запугиванием, подкреплёнными апелляцией к публике: «Все же понимают: наши внутренние проблемы не были бы такими острыми без определенной подпитки из-за рубежа. Напряжения добавили и активные действия у наших границ, которые несли прямую угрозу безопасности. И речь здесь не только о Беларуси, но и о Российской Федерации. Для таких случаев и нужны союзники».

Давние разногласия насчёт цен на энергоносители манипулятивно оцениваются как мелочи, акцент смещается на политическую поддержку: «Можно сколько угодно не соглашаться друг с другом в мелочах, но в трудную минуту, отбросив все, протянуть руку. Это и значит быть союзниками».

Дискредитация оппонентов связана с навешиванием на протестующих антироссийского ярлыка: якобы оппозиция настроена против России (хотя оппозиция это отрицает). Так, в новостях на «Беларусь 1» псевдологическая связь проводится между забастовками и разрывом отношений с РФ — как они связаны, из сюжета неясно. Но домыслы становятся основой для дальнейших рассуждений и запугивания: «Разрыв союзнических отношений приведет Беларусь к деиндустриализации ведущих отечественных предприятий. Около миллиона белорусов могут остаться безработными»

В то же время Лукашенко показан как проинтеграционный политик с помощью апелляции к личности и манипулятивной семантики. На «крики противников интеграции, что Лукашенко продал Беларусь Кремлю» ведущий СТВ отвечает: «Лукашенко уже не один год продает и продвигает на российском рынке наши товары: от микрочипов для космической отрасли до тягачей для “оборонки”». Ведущий здесь становится на сторону политика и комментирует новостной сюжет, что недопустимо. Также приводятся отрывочные факты и сравнивается несравнимое: от продажи страны к продаже товаров.

Как угроза уже для России показывается телеграм-канал Степана Путило: «Телеграм-канал сделал свое дело, телеграм-канал может уходить,высмеивают на ОНТ. — Так, перефразируя Шиллера, можно сказать о перепрофилировании известной интернет-площадки Nexta с белорусской на российскую повестку. <...> Польские уши стали торчать уже в Москве».

Позитивные нарративы об отношениях между странами посвящены не только поддержке, которую Россия и россияне высказали беларусской власти в связи с массовыми протестами. Манипулятивные оценки и семантика использовались для характеристики совместных военных учений («Батальоны чувствуют друг друга – и воде, и в воздухе. <..> Сложный сценарий поражения разыгрывается как по нотам»), встречи Лукашенко с губернаторами («легко найти пути решения, если есть взаимный интерес»), общей истории (которую «годами не сотрешь» и которую «бережно хранят»).

 

Выводы

— В публикациях о беларусско-российских отношениях, которые касались одновременно и темы протестов, манипуляции встречались чаще.

— Негативные, запугивающие и дискредитирующие нарративы преобладали над положительным освещением интеграции. ГосСМИ представляли протест как общую угрозу Беларуси и России.

— В отличие от августа, беларусско-российская интеграция освещалась только с позитивной или нейтральной коннотацией.

— Протестующие и оппозиция показывались как антироссийская сила, а власть — как проинтеграционная.

 

Материалы по теме

Читать далее
Мониторинг
Региональные СМИ: лучшие по стандартам в марте — Hrodna.life
Читать далее
Мониторинг
«Оскал Запада и откровенного вмешательства во внутренние дела»: как беларусские СМИ нарушали стандарты в марте
Читать далее
Мониторинг
Semi-annual report: July – December 2020
Читать далее
Мониторинг
Февраль — демонстрация успеха государства по всем фронтам. Отчёт по манипуляциям
Читать далее
Мониторинг
Russia 1 journalist was a locomotive for promoting Lukashenka in Russian and Belarusian information space. Kremlin narratives in Belarusian media – January 2021
Читать далее
Мониторинг
«Крысы», «псы» и «существа» — всплеск дегуманизации в январе. Отчёт по манипуляциям
Читать далее
Мониторинг
Наиля Аскер-заде как локомотив для Александра Лукашенко. Отчет о прокремлевских нарративах в беларусских медиа в январе 2021 года
Читать далее
Мониторинг
«Не допустили трагедии в национальном масштабе»: как национальные СМИ нарушали стандарты в феврале
Читать далее
Мониторинг
Госпропаганда продолжила ужесточаться. Отчёт по манипуляциям за декабрь
Читать далее
Мониторинг
Russian media comply with the principle of balanced coverage, whilst Belarusian media remain loyal to Officialdom. Kremlin narratives in Belarusian media – December 2020
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.