Информационное сопровождение кампании по борьбе с COVID-19 эволюционирует к режиму закрытости и политизации

Поделиться:

Информационное сопровождение кампании по борьбе с COVID-19 эволюционирует к режиму закрытости и политизации

В Беларуси официально декларируемые усилия по сдерживанию эпидемии коронавируса и локализации ее социально-экономических последствий парадоксальным образом сочетаются с категоричным отказом от введения карантинных мер. 

В публичной трактовке властей это мотивируется необходимостью сохранить стабильность экономической системы, не допустить существенного снижения фискальных доходов бюджета, дестабилизации на рынке труда. К не озвучиваемым мотивам можно отнести расчет на минимизацию бюджетных расходов по оказанию мер антикризисной поддержки пострадавшим секторам экономики и населению. Все эти резоны увязываются с контекстом предстоящей кампании по выборам президента, которая пройдет в период активной фазы эпидемии коронавируса (выборы назначены на 9 августа). 

Такие подходы определяют и официальную кампанию информирования населения об эпидемиологической ситуации и принимаемых противоэпидемических мерах.

 

Власти решают противоречивые задачи в определении форматов информирования

С момента выявления коронавируса в Беларуси 28 февраля подчеркивалась готовность системы здравоохранения не допустить его «бесконтрольное» распространение. В течение марта внимание акцентировалось на «завозном» происхождении вируса, что, как заверяли власти, позволяло вести эффективную локализацию отдельных вспышек инфекции «точечными» методами. При этом риски медицинских последствий заражения коронавирусом, прежде всего, с точки зрения летальности оценивались как невысокие, сопоставимые с параметрами обычных сезонных ОРВИ. 

В этот период коронавирус был номинирован статусом «коронапсихоз», официальным приоритетом стало предотвращение «паники». 

Эпидемическое неблагополучие осложнит переговоры с внешними партнерами

Между тем, эпидемическая ситуация в Беларуси и белорусский противоэпидемический опыт действительно стали привлекать международное внимание. Причем речь идет не только о негативных откликах на «ковиддиссидентскую» риторику Лукашенко или его экзотические советы по выбору средств «профилактики и лечения». Системной критике в иностранных СМИ и от официальных лиц (прежде всего, в сопредельных государствах, а также в международных финансовых организациях) подвергаются реализуемая в Беларуси стратегия отказа от карантинных мер, статистические практики учета заболеваемости и смертности. 

19 марта президент Александр Лукашенко заявил: «К настоящему моменту Всемирная организация здравоохранения объявила пандемию (11 марта, на эту дату в Беларуси сообщалось о 12 инфицированных – прим.). Однако для Беларуси это не имеет никакого значения». Меры реагирования в других странах он назвал «коронавирусным психозом» и подчеркнул: «Я этот коронавирус называю не иначе как психозом, и от этого никогда не откажусь... Мы можем больше пострадать от паники, нежели от самого вируса».

Тем не менее, коронавирус и в Беларуси проявил все свойства объективной реальности, и в дальнейшем эпитет «коронапсихоз» постепенно исчез из официального лексикона. 

Фото: belsat.eu

Скриншот с сайта change.org

Официальная схема информирования эволюционировала к режиму закрытости

В итоге решение проблемы свелось к введению ведомственных ограничений на разглашение (распространение) любой информации медицинского характера учреждениями системы здравоохранения, а также представителями региональных властей. Сформировалась жесткая централизованная схема официального информирования, в которой, по сути, единственным источником профильной информации стало Министерство здравоохранения.

Такая схема имела свою логику с учетом несомненной специфики и общественной значимости самой тематики информирования, но она также эволюционировала к режиму закрытости.

Поначалу проводились регулярные пресс-конференции с участием главы Минздрава Владимира Караника, других специалистов-врачей и чиновников. Затем Минздрав (в соответствии с нормами социального дистанцирования) перешел к форматам онлайн-брифингов и стримов из Национального пресс-центра. При самом широком доступе государственных и негосударственных СМИ, а также сетевых пользователей. 

После чего (и до настоящего времени) базовым информационным форматом остается ежедневная сводка Минздрава, в которой фиксируется лишь текущее количество инфицированных, выписанных из больниц и умерших пациентов, а также цифра проведенных тестов. Причем из этой сводки с середины апреля исключены данные о количестве пациентов, подключенных к аппаратам ИВЛ (с разбивкой по COVID-19 и пневмониям), а также находящихся на самоизоляции контактах первого уровня, в ней по-прежнему отсутствует разбивка по регионам.

Опубликование профильных нормативных документов (на ведомственных сайтах, Национальном портале правовой информации и в СМИ) происходит без публичных комментариев и разъяснений. Исключение – оформление уточнений и корректив отдельными документами, которые зачастую также требуют разъяснений. 

Фото: Виктория Даревская, minsknews.by

 

Например, 5 мая правительство приняло постановление №268, которым внесло изменения в правила самоизоляции в условиях эпидемии коронавируса, определенные постановлением правительства №208 от 8 апреля 2020 г «О введении ограничительного мероприятия». В нем присутствует ряд важных и неоднозначных новаций. В частности, указывается, что сроки пребывания граждан в самоизоляции могут быть не только продлены, но и сокращены по решению органов здравоохранения (в порядке и по основаниям, установленным Минздравом). Что граждане, инфицированные коронавирусом, обязаны сообщать уполномоченным органам и лицам о возможном источнике заражения, а также сведения о лицах, имевших с ними контакт, о местах своего пребывания. Что инфицированные и относящиеся к контактам первого уровня граждане в обязательном порядке обязаны проходить медицинское освидетельствование.

Таким образом, складывается дефицит полной и объективной информации, а подобные подходы к официальному информированию затрудняют для граждан оценку эпидемиологической ситуации и связанных с этим рисков, дезориентирует при выборе схем поведения в общественных местах, а также персональных мер профилактики и защиты.

 

Власти не воспользовались рекомендациями миссии ВОЗ

Показателен рабочий визит миссии ВОЗ, которая находилась в Беларуси с 7 по 11 апреля с целью изучения эффективности реализуемых противоэпидемических мер. Напомним, эту международную инспекцию пригласил сам Лукашенко после того, как Россия закрыла с 18 марта границу для иностранных граждан, включая белорусов, сославшись на неисполнение белорусскими властями рекомендаций ВОЗ по предотвращению распространения коронавируса.

11 апреля в ходе итогового пресс-брифинга в Минске глава миссии Патрик О’Коннор констатировал переход эпидемии в Беларуси в новую фазу – распространения и передачи вируса на уровне сообщества, что означает необходимость «готовиться к худшим сценариям». Миссия рекомендовала в первоочередном порядке включить дополнительные меры по физическому дистанцированию, предполагающие отказ от всех массовых мероприятий (включая спортивные), переход на удаленное обучение, снижение необязательных перемещений людей (в первую очередь из групп риска). О’Коннор отметил также значимость полного информирования населения о развитии эпидемической ситуации, а также о профилактических и ограничительных мерах. 

Министр Караник в ходе брифинга согласился, что объективная статистика важна для формирования ответственного поведения граждан: выполнения правил гигиены, ограничения социальных контактов. И пообещал возобновить публикацию эпидемических данных по регионам (как пояснил министр, отказ от такого информирования был связан с некорректными попытками некоторых СМИ озвучивать контакты ковид-пациентов, их место работы).

Официальные СМИ сообщили о совершенно иных итогах работы миссии ВОЗ. Например, 11 апреля агентство «Минск-Новости» передало, что глава миссии О’Коннор «положительно оценил опыт Беларуси по недопущению распространения коронавирусной инфекции - его могут перенять другие государства. По его словам, работа Министерства здравоохранения по выявлению заболевших, контактов, тестированию и лечению пациентов организована очень хорошо». «О’Коннор также заявил, что Минздрав предоставляет полные и реальные данные по коронавирусу в Беларуси, отражающие ситуацию в стране», - говорилось в сообщении. «В результате миссия ВОЗ не рекомендует Беларуси вводить карантин или комендантский час – актуальны продолжение мероприятий по перепрофилированию больниц на основании прогнозируемой заболеваемости, соблюдение социального дистанцирования и отмена общественных мероприятий», - резюмировало агентство.

Между тем, на момент завершения визита миссии в Беларуси официально было подтверждено 2919 случаев коронавирусной инфекции и 29 смертей пациентов с «коронавирусом, осложненным рядом хронических заболеваний». Через два с небольшим месяца, 22 июня – более 59 тысяч случаев инфицирования и 351 случай смерти. 

23 июня генеральный директор ВОЗ Тедрос Гебрейесус заявил, что темпы распространения пандемии не ослабевают. Общее количество зараженных COVID-19 в мире превысило 9,1 миллиона, скончались 472 тысячи человек. «Мы по-прежнему призываем все страны мира укреплять базовые меры в области защиты здоровья населения, эффективность которых хорошо известна», - отметил глава ВОЗ. 

 

Негосударственные СМИ модифицировали форматы информирования

Негосударственные СМИ (включая сетевые порталы и сайты, а также популярные телеграмеры, ютуберы и блогеры) по мере развития эпидемии также модифицировали линии и форматы информирования. Первоначальная критика противоэпидемической стратегии властей дополнилась попытками создать альтернативную информационную повестку в ответ на официальную тактику замалчивания отдельных проблем (в частности, с обеспечением медучреждений средствами индивидуальной защиты и оборудованием, доступностью для граждан тестирования, своевременной диагностики и госпитализации).

При этом основной акцент был сделан на интерактивный характер данного процесса: широко использовались информация, привлеченная по запросам редакций от анонимных источников в системе здравоохранения, учреждениях образования и др., а также фото- и видеоматериалы, выкладываемые жителями Минска и регионов в социальные сети. 

Подобные публикации преследовали цель не только заполнить «белые пятна» официального информирования, но и сформировать посредством максимальной децентрализации информканалов параллельную официальной статистику эпидемической ситуации. 

В то же время, сам процесс такого интерактива оказался не только информативным (особенно – для жителей регионов, которым недоступны официальные источники локальной информации), но и довольно функциональным, поскольку во многих случаях власти были вынуждены реагировать на обнародованные факты «с мест». Как это было в конце мая с конфликтной ситуацией по поводу распределения доплат за работу с ковид-пациентами на бобруйской станции скорой помощи, которая имела резонанс на самом высоком уровне и завершилась увольнением главврача станции. 

Однако еще большее значение такая линия информирования имела для активизации волонтерской помощи и сбора средств на нужды врачей и медучреждений. Так, через фандрайзинговую платформу MolaMola с 26 марта было запущено 40 кампаний на оказание помощи медикам, в рамках которых собрано более 720 тысяч белорусских рублей. 11 июня обслуживание платформы через Белгазпромбанк было заблокировано, один из ее основателей Антон Мотолько связал это с политическим давлением со стороны государства. «Видимо, государство боится даже такого примера солидарности белорусов, когда за считанные часы собираются нужные суммы для тех, кому нужна помощь», - сказал он в комментарии порталу TUT.BY. 

Скриншот с сайта molamola.by

Значительная помощь врачам в обеспечении средствами индивидуальной защиты и специальным оборудованием была оказана через волонтерскую кампанию #BYCOVID19.

Кроме того, на благотворительные счета «Республиканского центра организации медицинского реагирования» на борьбу с распространением COVID-19 с 25 марта по 20 мая поступило 5,7 миллиона белорусских рублей и 171 тысяча евро.

Для сравнения: из бюджета «на мероприятия по предупреждению завоза и распространения инфекции, вызванной коронавирусом COVID-19» Минздрав получил 1,574 миллиона белорусских рублей, общий объем бюджетного финансирования на эти цели согласно постановлению правительства от 21 марта составил 2,351 миллиона белорусских рублей. 

 

В борьбе с эпидемией в Беларуси открыты «уникальные методы»

Можно предположить, что белорусские власти не рассматривали медицинский аспект проблемы коронавируса как приоритетный в определении стратегии реагирования на развитие эпидемии и преодоления ее последствий, сконцентрировав основные усилия на поддержании стабильной работы экономики в контексте подготовки к проведению президентских выборов. 

Такой выбор приоритетов, в частности, был обусловлен расчетом, что система здравоохранения способна справиться с эпидемиологической ситуацией прогнозируемых масштабов. С упором на «точечную» локализацию выявляемых очагов инфекции, без введения жестких карантинных режимов. При этом отмечались относительно низкая летальность и способность коронавируса к быстрому распространению в сообществе. 

Так, на совещании 2 мая (на эту дату в Беларуси было зафиксировано 97 смертей от коронавируса) Лукашенко отметил, что показатель смертности в стране в январе-апреле снизился на 1,5%, наибольшее число смертей было вызвано болезнями системы кровообращения (около 25 тысяч человек) и онкологией (6,4 тысячи). «Утонули 89 человек - почти столько, сколько от разного рода болезней, отягощенных COVID-19», - сказал он. 

На совещании 12 мая (на эту дату в Беларуси было зафиксировано 135 смертей от коронавируса) Лукашенко заявил, что правительство и Минздрав «головой отвечают» за смертность населения: «Все эти показатели, ковидовские и даже пневмонийные, сколько у нас там вчера было, сколько сегодня и какая динамика, - это все уйдет, это все забудут. А вот погибшие люди, которых мы могли спасти, но не спасли, - это останется. Железно надо требовать от Минздрава и врачей сохранения жизни людей».

Президент при этом отметил, что «тот метод, которым мы пользуемся уже третий месяц, приносит свой результат». В его основе - свободная от карантинных режимов экономика, а также «очаговый» подход в профилактике и лечении: «Как только заметили, что где-то заболел человек, немедленно начинаем тестировать его контакты и изолировать. Очаговый метод борьбы, а не фронтальный на изоляцию. Это особенность сегодняшнего лечения в Беларуси»

Фото: ont.by

В дальнейшем Лукашенко продолжал настаивать на уникальной эффективности «метода». «Я принял тогда решение – единственные в мире мы пошли своим путем: обнаружили человека, его контакты изолируем, начинаем лечить. В Минске 270 экипажей врачей в поликлиниках, и они наблюдают всех дома. Которые у нас под наблюдением, тысяч, наверное, 10, или сколько их, которые практически не болеют. Но мы на них смотрим, чтобы они не заразили других, держим в изоляции», - рассказал он в ходе поездки в Гродненскую область 16 июня. И сообщил, что эти наработки особенно заинтересовали Всемирный банк (ВБ): «Сначала мы договаривались, чтобы они нам оказали поддержку где-то 90 миллионов долларов, сейчас посмотрели: интересный опыт Беларуси, дайте нам опыт, мы готовы вас профинансировать аж под 300 миллионов долларов. Это же достояние всего мира. Пускай смотрят, как мы работаем».

Глава представительства ВБ в Беларуси Алекс Кремер, комментируя это высказывание, пояснил, что банк может предоставить Беларуси дополнительное финансирование (22 мая ВБ выделил Беларуси 90 миллионов евро на укрепление национальной системы здравоохранения), однако ожидает от властей выполнения всех комплексных рекомендаций ВОЗ в борьбе с коронавирусом.

Напомним, еще 3 апреля Кремер написал в своем блоге: «Вероятность общенациональной эпидемии в стране чрезвычайно высока... В отсутствие социального дистанцирования число инфицированных может удваиваться каждые три дня». В этой связи он рекомендовал властям Беларуси «информировать людей о необходимости оставаться дома», иначе «службы здравоохранения Беларуси будут перегружены». 

Например, с 1 июля начнется открытие внешних границ Шенгенской зоны (ограничения на внутренних границах начали сниматься с 15 июня), и Еврокомиссия уже предложила участникам Шенгена открываться для третьих стран в согласованном порядке, предусматривающем учет заболеваемости в таких странах на уровне не выше, чем в среднем по ЕС. По данному критерию европейские границы для Беларуси остаются закрытыми.

Так, 16 июня Минздрав Литвы включил Беларусь в список из 45 стран, наиболее пострадавших от коронавируса (с уровнем заболеваемости COVID-19 более 25 случаев на 100 тысяч населения за последние 14 дней). Граждане из таких стран могут въехать в Литву только в исключительных случаях и с обязательной последующей двухнедельной самоизоляцией.

Статус эпидемического неблагополучия, так или иначе, осложнит для белорусских властей задачу по диверсификации внешней торговли, что связывается с открытием рынков в процессе преодоления пандемии. «Надо только чтобы побыстрее вышли все из этой пандемии. Потому что экономика экспортно ориентированная. Чем быстрее откроется мир после этой болезни, тем лучше будет для Беларуси», - сказал Лукашенко 16 июня в Гродно.

И хотя Минздрав Беларуси уже начал фиксировать «спад» в ежедневном приросте заболеваемости (как заявил Лукашенко 16 июня, «этот несчастный вирус ослаб»), объемная динамика случаев инфицирования все равно остается высокой (около 600 в день), а достоверность учета может потребовать дополнительных доказательств. При этом «образцово» низкие показатели смертности (3-6 случаев в день) для внешних партнеров не столь уж важны. 

19 июня в ходе совещания о мерах поддержки реального сектора экономики со стороны банковской системы Лукашенко заявил, что Беларусь не будет выполнять требование Международного валютного фонда (МВФ) ввести «карантин, изоляцию, комендантский час» в увязке с выделением кредита в 940 миллионов долларов по программе экстренного финансирования. Он назвал неприемлемым навязывание дополнительных условий, выходящих за рамки финансовой части. «Появляются требования: вы, мол, в борьбе с коронавирусом в Беларуси делайте, как в Италии. Я не хочу, чтобы, не дай Бог, в Беларуси повторилось, как в Италии. У нас своя страна и своя ситуация… Мы ни под кого плясать не будем», - сказал Лукашенко. 

Как известно, правительство и Национальный банк Беларуси с марта 2020 г ведут переговоры с международными финансовыми организациями о привлечении порядка 2,5 миллиарда долларов целевых заимствований на преодоление последствий пандемии коронавируса. В том числе, помимо упомянутого кредита от МВФ, планируется получить около 1 миллиарда долларов от Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) на компенсационную поддержку экономики и порядка 200 млн долларов – от ВБ и Европейского инвестиционного банка на финансирование системы здравоохранения.

 

Антикризисная повестка в Беларуси политизируется

Уникальные подходы белорусских властей к реагированию на пандемию коронавируса, основанные на сохранении «открытости» и отказе от карантинных мер, не привели к однозначно позитивным результатам. И если в актив противоэпидемических действий можно условно отнести низкую статистику смертности (по оценке ВОЗ, данный количественный параметр во многом зависит от используемых при регистрации смертей методик), то эффективность антикризисной экономической линии не получила даже статистического подтверждения.

ВВП Беларуси снизился в январе-мае 2020 г на 1,8% к уровню января-мая 2019 г, индекс промышленного производства – на 3,9%. Такая динамика вполне соответствует прогнозам международных финансовых организаций: МВФ допускает снижение ВВП Беларуси в 2020 г на 6%, ЕБРР – на 5%, ВБ – на 4%.

Хотя в официальных заявлениях подчеркивалось, что Беларусь, не поддавшись мировому «коронапсихозу», не вводя никаких ограничений в экономике, не только сохранит социально-экономическую стабильность, но и получит некие конкурентные преимущества на внешних рынках к моменту, когда весь мир «откроется». 

При этом сам фактор пандемии не рассматривался руководством страны как повод для снижения в 2020 г намеченных темпов экономического роста в 1,9% ВВП. Так, на совещании 23 апреля Лукашенко заявил: «Никакого одобрения падения ВВП (в январе-марте ВВП снизился на 0,3% - прим.) не может быть и не будет». 26 апреля в ходе поездки по Гомельской области он подтвердил: «Ты (председатель Гомельского облисполкома Геннадий Соловей – прим.) даже не думай, что мы должны в силу каких-то психозов или пандемий, эпидемий сократить производство. Это исключено».

Между тем, влияние глобальных последствий пандемии коронавируса на белорусскую экономику может оказаться особенно сильным с учетом ее высокой уязвимости от ухудшения внешней конъюнктуры (прежде всего, в секторах минерального сырья и нефтепродуктов), масштабной экспортно-импортной зависимости от России в контексте рецессии российской экономики.

Например, в начале апреля Всемирный банк опубликовал аналитический доклад о влиянии пандемии COVID-19 на экономики стран Европы и Центральной Азии. В числе основных факторов, смягчающих социально-экономические последствия пандемии в эксперты ВБ называют «решительные меры политики, отдающие приоритет инвестициям в системы здравоохранения и обеспечивающие социальную защиту населения, особенно самых уязвимых его слоев».

Поддержание экономической активности рекомендуется стимулировать за счет предоставления частному сектору стабилизационных кредитов, сокращения (предоставления отсрочек) налоговых платежей. Для помощи пострадавшим малым и средним предприятиям, а также гражданам, потерявшим работу, государства должны направить адресные субсидии и денежные трансферты, отмечается в докладе.

Вести.Ru: Лукашенко раскрыл главный метод борьбы с коронавирусом

В Беларуси большинство из перечисленных мер даже не попали в антикризисную повестку. Анонсированное правительством еще в конце марта выделение 110 миллионов белорусских рублей на поддержку пострадавших секторов экономики так и не было утверждено. А принятый 24 апреля указ №143 «О поддержке экономики» был нацелен на поддержку именно экономики, как системы, генерирующей ВВП, наполняющей бюджет налогами, пошлинами и сборами. Соответственно, базовое условие для субъектов, претендующих на поддержку, - продолжение производственно-коммерческой деятельности. Никакого прямого антикризисного финансирования (денежных компенсаций, целевых кредитов), а также существенного снижения фискальной нагрузки и текущих расходов (например, освобождения от коммунальных платежей и оплаты аренды) для хозсубъектов и граждан указ №143 не предусматривает.

25 мая Лукашенко подтвердил обоснованность таких принципов господдержки: «Деньги надо в Беларуси зарабатывать тяжелейшим трудом, иного не дано… С вертолета никто не сбросит». 29 мая он продублировал этот тезис: «Я не говорю, как некоторые: предвыборная кампания уже началась, так заявляют, что с вертолета будут деньги выбрасывать. У нас это не проходит, у нас люди умные, понимают, что с вертолета только листовки можно разбрасывать. Нам не надо торопиться, с вертолета деньги разбрасывать. Есть рабочие места».

Так или иначе, совокупные противоэпидемические и антикризисные действия властей подвергаются в Беларуси беспрецедентной по масштабу критике - и в экспертном сообществе, и со стороны граждан. По мере развития избирательной кампании эта дискуссия заметно политизировалась, что наглядно проявилось в ходе массовых пикетов во время сбора подписей за альтернативных кандидатов и на протестных акциях солидарности по всей стране. 

«Я вас предупреждал два-три месяца назад, что эта так называемая пандемия этим не закончится. Кому-то она очень на руку. Скоро увидите кому. Хотя уже и сейчас это видим. Будет давление серьезное, прежде всего, экономическое», - прокомментировал Лукашенко 22 июня.

Впрочем, сама эпидемия коронавируса становится в Беларуси лишь фоновым событием, о присутствии которого напоминают маски на лицах протестующих и противостоящих им силовиков – как средства защиты или защитный камуфляж.

 

Александр Вольвачев специально для Media IQ

Материалы по теме

Читать далее
Чтиво
Monitoring of State TV Narratives in Belarus
Чтиво
Читать далее
Чтиво
Новый цикл. Мониторинг нарративов государственного телевидения в Беларуси
Чтиво
Читать далее
Чтиво
Противостояние в Telegram-пространстве между Москвой и Минском. Какова реальная подоплёка?
Чтиво
Читать далее
Чтиво
ГосСМИ проигнорировали встречи Кочановой с инициативными группами в регионах
Чтиво
Читать далее
Чтиво
«Ужасно воняет вода из-под крана» – «В воде нет опасных загрязнителей»
Чтиво
Читать далее
Чтиво
Восемь сериалов о борьбе за власть в политике и медиа
Чтиво
Читать далее
Чтиво
Шесть из десяти. В стольких сюжетах одного выпуска «Беларусь 1» ссылались на Лукашенко
Чтиво
Читать далее
Чтиво
Пять документальных фильмов про манипуляции в политике и не только
Чтиво
Читать далее
Чтиво
Российские СМИ не поверили, что дело Белгазпромбанка не связано с выборами
Чтиво
Читать далее
Чтиво
Шесть фильмов о журналистах, политиках и пропаганде
Чтиво
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.