«Беларусская пропаганда не может убедить широкие слои населения»

Поделиться:

«Беларусская пропаганда не может убедить широкие слои населения»

Мириам Гонсалес Франсиско* – испанская журналистика, которая специализируется на России и странах бывшего СССР. В Беларуси оказалась в октябре 2016-го и прожила тут почти год. С тех пор пристально следит за событиями в нашей стране.

В интервью Media IQ Мириам рассказала о том, что она думает о беларусских СМИ, порассуждала о свободах журналистов, Telegram-каналах, борьбе власти с символами и оценила сравнение Тихановской с Гуайдо.

Фото из личного архива героини интервью

«Думала, что буду часто видеть лицо Лукашенко на улицах»

— Могла ли ты несколько лет назад представить, что в Беларуси произойдёт нечто подобное?

— Нет. Я видела протесты против декрета о «тунеядцах» в 2017-м, но они и близко не сравнятся с теми, что были после выборов в августе прошлого года. Думаю, есть три момента, которые очень важны помимо предполагаемых фальсификаций на выборах: два кандидата в президенты (Бабарико и Цепкало) – выходцы из самого беларусского истеблишмента; экономический застой и новые условия, навязанные Россией в области энергетики, и, конечно же, пандемия.

На Западе многие считали, что между беларусами и Лукашенко был своего рода пакт: улучшение экономики в обмен на ограничение свобод. Но консенсус оказался нарушен, и очень вероятно, что страна вступит в процесс реформ, кто бы ей ни управлял.

— Как ты погрузилась в беларусские реалии?

— Выбрала Беларусь для изучения русского языка и провела в стране 10 месяцев. Меня удивило всё: от архитектуры и климата до множества людей на улицах в военной форме. Беларусы казались достаточно серьёзными, но спустя некоторое время поняла, что они очень гостеприимны. Люди хорошо ко мне относились.

Ожидала больше пропаганды Лукашенко на улицах. До приезда думала, что будет обычным делом часто видеть его лицо, но большинство государственных плакатов, с которыми сталкивалась, относились к армии, семье…

До этого мало знала о Беларуси. Разве что помнила о протестах после выборов 2010 года. Политическая система в Беларуси была одной из самых стабильных после распада СССР. Возможно, поэтому внимание международных СМИ к вашей стране не было постоянным.

Ещё одной причиной моего приезда в Минск была докторская работа, посвящённая образу СССР в период перехода Испании от диктатуры Франко к демократии. Взяла несколько интервью, в том числе у бывшего почётного консула Испании Михаила Лытина, который, к сожалению, умер в 2017-м. В своё время он приезжал в Испанию вместе с беларусским оркестром.

— Откуда у тебя интерес к тематике СССР?

— Когда я была очень маленькой, старший брат учил русский язык по аудиокассетам. Моё внимание привлёк алфавит, ещё дома была книга о Русской революции 1917 года. Позже я начала изучать данную тему в старших классах.

Проблема в том, что испанские исследования фокусируются на событиях после 1917 года, но почти ничего не говорят, например, о  XIX веке. Я стала сама читать об истории Российской империи, а затем и распаде СССР. Мировое значение революции, как и сам русский язык, очень заинтересовали.

Фото из архива героини

«Я не считаю Н*хта объективным в журналистском смысле»

— За какими беларусскими СМИ следишь?

— Основными сайтами, на которые захожу, являются Tut.by, Naviny.by, БелаПАН, KP.by, «Интерфакс» и БелТА. Ещё «Наша Ніва» и «Еврорадио», но это сложнее, ведь они пишут по-беларусски. Похоже, скоро придётся выучить и его:)

— Каким источникам информации доверяешь?

— Мои беларусские коллеги очень хорошо освещали события после выборов. Хотя условия работы были чрезвычайно тяжёлыми, и некоторые из журналистов сидят в тюрьме.

Когда любая страна переживает политический кризис (возможно, нынешний является крупнейшим за более чем 20 лет правления Лукашенко), социальная динамика также передаётся СМИ. Всё это время я больше всего слежу за теми медиа, которые упомянула ранее. Наверное, чаще это будут Tut.by, Naviny.by и БелТА.

Для того, чтобы писать о стране удалённо, нужно просматривать информацию, которая поступает со всех сторон. Я обращаюсь к государственным СМИ, например, БелТА, в связи с указами президента, дипломатическими встречами, соглашениями с другими странами, заявлениями правительственных чиновников или Лукашенко. Если же речь идёт об уличных протестах, то больше читаю независимые СМИ. Они дают более полную картину происходящего.

— Как бы ты в целом оценила беларусскую пропаганду?

— Считаю, она не может убедить широкие слои населения. Лукашенко много раз ссылался на то, что произошло в 90-е, но это уже устарело. Беларусь – страна молодых людей, которые путешествуют по миру и имеют Интернет. Для более эффективной пропаганды правительство должно идти в ногу со временем, чтобы вызывать доверие, а не просто доносить определённые месседжи.

Фото с сайта descifrandolaguerra.es

— Следишь за Telegram-каналами, в том числе признанными экстремистскими?

— Да, у меня в Telegram есть папка только для беларусских каналов. Н*хта, пожалуй, оказал наибольшее влияние за рубежом. Что касается его объективности, то сам основатель Степан Путило, который живёт в Польше и руководит каналом оттуда, заявил в интервью Юрию Дудю, что они «пропагандировали то, что считали правильным».

Я не считаю Н*хта объективным в журналистском смысле. Не подвергаю сомнению большинство публикаций, но видела, что в некоторых случаях они не соответствовали действительности. Проверяю информацию из постов в Н*хта в независимых СМИ. Всегда делаю фактчекинг.

— Имеет ли право журналист на собственную гражданскую позицию?

— Скажу так: журналисты всегда должны быть честными. Единственная сторона, которую следует занимать, – это та, где находится твоя аудитория. Если в какой-то момент журналист решает позиционировать себя, то он должен объяснить причины. Для этого существуют авторские колонки, рубрика «Мнение». Хотя есть определённые свободы, как, например, свобода выражения мнения, которые необходимо защищать.

 

«Нужно выслушивать все стороны»

— Изменилась ли риторика в беларусских СМИ после выборов?

— Да, и это объяснимо. «Стабильной» ситуации в стране больше не существует. Вижу, что часть общества изменила способ политического самовыражения, и это всегда будет отражаться в СМИ. Кроме того, сейчас в Беларуси журналист – нелёгкая профессия. И хотя любой сотрудник медиа должен быть беспристрастным, мы не роботы, поэтому логично, что риторика стала более воинственной и в так называемых независимых, и в провластных СМИ.

— Заметила, что их «картины мира» сильно отличаются?

— Государственные СМИ в ряде стран в значительной степени контролируются правительством. Именно по этой причине после выборов в Беларуси некоторые журналисты уволились. Помню репортаж, в котором утверждалось, что протестующие прибегали к насилию и всё такое. Это правда, что имели место столкновения с ОМОН, но я полагаю, что большинство протестующих были настроены мирно, иначе ситуация стала бы ещё более критической.

Ещё один момент, который привлек внимание в этой связи, – смерть молодого Романа Бондаренко. Информация в СМИ с одной и другой стороны была противоречивой.

— Беларусские медиа придерживаются главных журналистских стандартов, в частности, соблюдают баланс мнений?

— На мой взгляд, этот вопрос затрагивает прессу большинства стран. Как я уже сказала, медиа в Беларуси в целом предоставляют достоверную и точную информацию о происходящем в стране.

Хочу отметить и следующий момент. Стараюсь следить за всеми новостями в Беларуси, но я пишу про большее количество стран, поэтому воздержалась бы от категоричных оценок. Чтобы попытаться понять ситуация в Беларуси, нужно выслушивать все стороны. Например, Пётр Петровский, связанный с объединением «Белая Русь», давал интересное, на мой взгляд, интервью венгерскому медиа.

 

«Это часть пропагандистской игры»

— Ты следишь и за СМИ в России…

— Российские медиа, более близкие к правительству (ТАСС, «РИА Новости»), осторожно отнеслись к освещению беларусских событий потому, что это очень деликатный вопрос в регионе. Для России Беларусь – стратегическая страна, её важное геополитическое положение было не раз подчёркнуто Лукашенко. Такие СМИ, как «Медуза», например, сообщали о жёстких действиях ОМОН, но об этом информировали и госмедиа. В целом полной поддержки Лукашенко я не увидела.

Источник: ТАСС

— Тема фашизма хорошо знакома Испании, которая пережила гражданскую войну и диктатуру Франко. Как реагируешь, когда в государственных СМИ в Беларуси протестующих сравнивают с фашистами, потому что они выходят с бело-красно-белыми флагами?

— Символы важны во всех политических движениях, поэтому им противостоят. То, о чём ты сказал, – явное преувеличение. Нельзя сравнивать ужасы, которые Беларусь пережила в условиях нацистской оккупации, и актуальные проблемы в стране и обществе. Но это часть пропагандистской игры. Если бы был другой флаг, думаю, что правительство тоже попыталось бы дискредитировать этот символ.

Лукашенко впервые был приведён к присяге перед бело-красно-белым флагом, а решение об изменении было принято на референдуме 1995 года. Правда, демократичность того референдума ставится под сомнение. Однако, учитывая то, что произошло в истории, нельзя игнорировать, что флаг использовался и нацистскими коллаборационистами.

В любом случае я считаю, что политический смысл, который сейчас бело-красно-белый флаг имеет для большинства людей, совершенно другой.

— Ты работала в своё время и в Венесуэле. В наших госмедиа Светлану Тихановскую не раз называли Света Гуайдо…

— Это не только беларусское сравнение. Я вижу подобные комментарии в социальных сетях и на испанском языке. Думаю, что ситуация в обеих странах разная. Но правда в том, что Запад пытался следовать тому же сценарию.

Признание Хуана Гуайдо президентом Венесуэлы оказалось неэффективным, поскольку государство продолжал контролировать Николас Мадуро. Любая попытка переговоров там должна проходить через исполнительную власть. В случае с Тихановской, мне кажется, произошло нечто подобное. Кроме того, я наблюдала определённое изменение её риторики в последние месяцы с призывами к санкциям против Беларуси и сближению с Вашингтоном.

 

«Быть журналистом в Беларуси сейчас намного сложнее, чем в Испании»

— В чём видишь отличия между испанскими СМИ и беларусскими? И есть ли что-то общее?

— Разница в политической ситуации в странах. Быть журналистом в Беларуси сейчас намного сложнее, чем в Испании. А объединяет ряд СМИ то, что они нуждаются в деньгах. Это многое предопределяет.

— Поясни.

— Знание источников финансирования часто объясняет редакционную линию. Я не сомневаюсь в честности журналистов ведущих медиа, но нужно принимать во внимание, откуда поступают средства, чтобы понимать, какие политические интересы могут стоять за тем или иным изданием.

— Как в Испании освещались последние беларусские выборы?

— Интерес был, несколько корреспондентов работали в Беларуси. В репортажах ведущих СМИ преобладал примерно следующий нарратив: «Лукашенко – авторитарный президент, который контролирует страну железной рукой».

Большое внимание уделялось и Светлане Тихановской, несколько игнорируя такие фигуры, как, например, Виктора Бабарико, который до ареста виделся главным оппонентом Лукашенко.

Скриншот с сайта elpais.com

Со своей стороны, я считаю, что вопросы такого рода всегда намного сложнее, и для их объяснения необходимо сосредотачиваться не только на текущем моменте. Давай вспомним, что ситуация начала накаляться задолго до выборов, и уже мае-июне 2020 года прошли демонстрации.

— В испанском правительстве были заявления по поводу ситуации в Беларуси?

— Министр иностранных дел Аранча Гонсалес Лайя как минимум дважды встречалась со Светланой Тихановской: один раз в Мадриде и один раз в Вильнюсе. Правительство Испании поддержало санкции против Беларуси. Думаю, это прямо указывает на позицию Мадрида по этому вопросу.

— Какие темы, связанные с Беларусью, интересны прямо сейчас?

— Наш проект Descifrando la Guerra освещает конституционные изменения, суд над Бабарико, разделение в оппозиции… На внешнем контуре это сближение Беларуси с Россией.

 

«Я против цензуры»

— Как относишься к тому, что в Беларуси ограничивают доступ к некоторым медиа, журналистов порой не пускают в суды?

— Отрицательно. Как я говорила на протяжении интервью, ситуация для моих коллег в вашей стране может быть опасной. Напомню и, что во время протестов в августе и сентябре задерживали не только беларусских, но и иностранных журналистов.

Я против цензуры. СМИ не должны ей подвергаться, даже те, которые явно финансируются из-за границы и имеют своей целью не только информировать общество. Каждый должен иметь право на самовыражение.

В последние месяцы свобода слова в Беларуси сильно ухудшилась, хотя необходимо помнить, что это происходит не только там. Иногда из-за границы акцентируется внимание на определённых аспектах конкретных стран, в то время как те же события в других местах не привлекают столько внимания СМИ.

— Беларусская ситуация нам изнутри кажется уникальной.

— Информация и СМИ являются частью политических баталий. Когда я была в Венесуэле, чтобы освещать последние выборы Чавеса, в местных медиа ощущалась такая же воинственность, а может быть, и больше, чем сегодня в Беларуси.

Ещё один интересный случай в этой связи – закрытие трёх оппозиционных телеканалов в Украине. Президент Зеленский утверждал, что сделал это потому, что они продвигали российскую и антиукраинскую пропаганду. Битва за нарративы разворачивается и в Украине.

 

«Медиа в Испании часто критикуют»

 

Источник: AP, Alvaro Barrientos

— Каково отношение к СМИ в Испании?

— В целом медиа часто критикуют. Политическая ситуация в Испании поляризована, и это отражается в СМИ, которые обычно в той или иной степени занимают «позицию». Кроме того, необходимо учитывать, что каждая территория (автономное сообщество) имеет свой теле- и радиоканал, помимо общенационального.

Пример из прошлого. 11 марта 2004 года в Мадриде произошли теракты. В то время премьер-министром Испании был Хосе Мария Аснар. Правительство продвигало версию, что ответственной за смерти была ETA (леворадикальная организация сепаратистов, выступавшж8ая за независимость Страны басков – Media IQ), хотя доказательств не было. Это помогло бы Народной партии, к которой принадлежал Аснар, победить на грядущих выборах. Сообщения были отправлены в иностранные посольства. Некоторые СМИ поддерживали «официальную» позицию, в то время как другие говорили о джихадистах, которые и оказались виновны в терактах. Версию правительства пытались сохранить любой ценой, но в итоге на выборах победили социалисты. В Испании до сих пор говорят об «информационных манипуляциях» того дела.

Что касается освещения международных событий, то рассуждения о происходящем часто поверхностны и однобоки. Есть определённые СМИ, которые занимаются пропагандой.

— В Испании социальные сети играют важную роль для людей? Есть ли популярные политические Telegram-каналы?

— Естественно, многие получают информацию из «Твиттера», «Фейсбука». СМИ сбрасывают в соцсети контент, хотя телевидение обычно является наиболее популярным форматом, особенно для людей, не привыкших к использованию социальных сетей.

Что касается каналов в Telegram, то некоторые медиа там присутствуют, как и политические партии. Но я не выделю какой-то очень популярный канал. Думаю, что Telegram используют всё чаще, но это ещё не то место, где испанцы ищут информацию.

— Знаю, ты очень много читаешь. Назови три книги, которые помогут лучше понимать современную политику?

— Ох, это очень сложный выбор. Давай, выделю книги, которые в какой-то степени связаны с темами нашего разговора. Это «Хорошее место для смерти» Войцеха Ягельского, «Время сэконд хэнд» Светланы Алексиевич и «Последняя империя. Падение Советского Союза» Сергея Плохия.

Михаил Мозаков

Материалы по теме

Читать далее
Чтиво
«Завязли все наши интеграционные процессы, дико завязли…» Угрозы и действия беларусской власти в интерпретации российских СМИ
Чтиво
Читать далее
Чтиво
За полтора месяца школьника трижды показали на СТВ
Чтиво
Читать далее
Чтиво
«Лукашенко выступает с разными заявлениями, порой взаимоисключающими»
Чтиво
Читать далее
Чтиво
Спасибо, что не голодаем. ГосТВ находит в каждой памятной дате повод похвалить Лукашенко
Чтиво
Читать далее
Чтиво
«Заточил арматуру...». Все это не пригодилось, слава богу!» Как «Беларусь 1» вырывает слова из контекста
Чтиво
Читать далее
Чтиво
Как спорить о политике? Отвечает философ Лилия Ильюшина
Чтиво
Читать далее
Чтиво
«Там какое-нибудь бородатое в платье…» Гомофобные высказывания на СТВ
Чтиво
Читать далее
Чтиво
Соловьев о заговоре в Беларуси: «Лукашенко довольно странно выражает свои мысли»
Чтиво
Читать далее
Чтиво
«Политика ни при чём» или «проявление цензуры»? Как в разных соцсетях прокомментировали наше видео на резонансную тему
Чтиво
Читать далее
Чтиво
Радиация и заговоры не пройдут. ГосТВ занялось годовщиной Чернобыля и разоблачением «покушения» на Лукашенко
Чтиво
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.